Главное меню


Посетителей онлайн:23
 Логин:
 Пароль:
Защитный код:

Секретный код
Повторить код
 
Забыли пароль?
Забыли логин?

 

Просто фик по аниме Gravitation


Аниме форумФанфики и ФанартПросто фик по аниме Gravitation
  Перейти на: страницу | Добавить в избранное | Легкая версия | Поиск по форуму

Предыдущая тема | Следующая тема  
АвторСообщение


Пол: Женский
Возраст: 29
Карма : -1
Сообщений: 18

Рег. с: Jun 16, 2009

СообщениеДобавлено: 16-06-2009 20:50:04    Заголовок сообщения: Просто фик по аниме Gravitation

Название: Очередной вечер
Автор: Krasavchik_Archi
Бета и соавтор в одном лице: Хороши Накано
Фэндом: «Gravitation»
Рейтинг: PG-15
Жанр: агнст, немного романтики (прерогатива беты, а я ее не очень люблю – прим. автора)
Предупреждение: слэш, возможен ООС, POV Кея и все по чуть-чуть и даже стеб, попытка самоубийства, смерть персонажей.
Дисклеймер: я не я и девушка не моя, хммм… девушка как раз моя (и иже с ней тоже – прим. автора), а вот все остальные - нет.
Предисловие: камни и тапочки оставлять при входе, заходить с положительными эмоциями…
Автор трудился в поте лица и когда тот мешал ему работать, дописывала бета, тобишь соавтор. В целом вышло довольно не плохо, строго не судить, так как это наша первая, а также совместная работа. За все ниже написанное несем ответственность вдвоем. Если будете находить что-то знакомое, не ругайтесь, потому что мы многое перечитали, прежде чем решились на этот серьезный, или не очень в данном случае, шаг.
Смотрели, если можно так сказать, аниме по горизонтали, вертикали и в перемотку, фанатами этого мультика не являемся, мангу в руках даже не держали. Понравились лишь некоторые персонажи и их истории. Просим у всех извинения, если что-то не так и предлагаем вам прочесть наш бредок. Что ж, мы начинаем…

Группа завтракает. В течение последних десяти минут ни один из «детей», будучи увлеченным поеданием пищи, не произнес ни слова и, думаю, не произнесет еще добрых полчаса, поэтому в туровом автобусе стоит подозрительная тишина, если не считать чавканья и шуршания целлофановых пакетиков. Я просто сижу и молча смотрю, как Хиро уплетает яблоки, одно за другим, а Фуджисаки самозабвенно пьет кока-колу и отправляет в рот уже который кусок пиццы. Лично мне есть не очень хочется. Не знаю, я попытался, но мне кусок в горло не лезет. Чувствую себя неуютно. Чего-то не хватает. Как по системе фен-шуй. Я смотрю, как сидят эти двое, и картина кажется мне неполной. Удивительно, насколько я к ним привык, что даже есть, когда они не находятся рядом со мной всей тройкой, не могу. Поэтому я жду, когда проснется Шуичи и удостоит нас своим обществом. Он всегда спит очень долго, хотя, ничуть не дольше, чем обычно спят его друзья. Вообще-то, если их не разбудить, каждый из них способен проспать почти сутки. Но сегодня Шуичи отличился! Уже почти двенадцать, а он, несмотря на многочисленные попытки его разбудить, до сих пор спит сном младенца. Хотя у меня, конечно, есть подозрения на этот счет… А хотя вряд ли, Хиро-то бодр и полон сил! Да и привычного шебуршания в два часа ночи я не слышал. Ах, вот и он! Появляется из узенького коридора, по две стороны от которого двери – две слева и две справа. Одна дверь справа от туалета – ужасно маленького и неизменно-неисправного, а вторая – в мою комнату. Изначально Шуичи претендовал на нее – но я решил, что он должен быть во всем наравне с товарищами по группе, а то еще зазвездится, и потому он спит в двуместной комнате – как и все остальные. Двуместные комнаты скрыты за двумя дверями справа. В той, что подальше – спят Хиро и Сакано-сан – наш всеми любимый продюсер, я не могу сказать, что он плохой человек, просто он неудачно себя зарекомендовал в группе и по этому ему постоянно приходиться их упрашивать хоть что-нибудь сделать. Однажды, помню, ему надо было куда-то срочно уехать и он попросил меня присмотреть за бедлаковцами. Так вот, я смог заставить всех работать без исключения и при чем столько сколько я считал нужным. Когда он вернулся увиденное привело его в шок и он спросил лишь одно: «Вас что совсем не интересуют желания участников группы?» на что я совершенно искренне ответил: «Не-а». Так, на чем я там остановился?... А, про комнаты ребят. В той комнате, что поближе – Фуджисаки и Шуичи. Я специально поселил двух лучших друзей поотдельности, несмотря на то, что они очень хотели спать в одной комнате. Мы это уже проходили. Если их положить вместе – они засыпают только под утро. Уж не знаю, чем они там занимаются, да и знать не очень хочу. Поселив их в разных комнатах, я наивно надеялся, что смогу таким образом приучить их хоть к какому-то режиму. Но я ошибался. Почти каждую ночь я, будучи страдающим бессонницей, слышу ровно в два часа шебуршание в коридоре, тихие, почти неслышные шаги, звук открывающейся, а затем закрывающейся двери и скрип лестницы – Шуичи дожидается, когда я, как любой нормальный человек, уже должен спать, прошмыгивает к Хиро в комнату и забирается в его кровать – а он спит на втором этаже, ведь она двухэтажная. Потом, к этому времени мне все же удается заснуть, часов в шесть утра сквозь некрепкий сон я слышу, как Шуичи крадется обратно к себе в комнату. А иногда он засыпает прямо у Хиро, и, не услышав привычной возни, я могу быть уверенным, что наутро, когда я пойду будить детей, Шуичи в своей кровати я не найду, ведь он будет мирно посапывать, обнявшись со своим другом и защитником и кое-как прикрывшись вместе с ним одним одеялом. Кровати в автобусе ужасно узенькие, думаю, если бы они не были такими жуткими дистрофиками, Шуичи бы оттуда систематически сваливался. Интересно, а что на эту тему думает Сакано-сан, которому выпало несчастье спать с Хиро в одной комнате? Он честно делает вид, что спит или открыто высказывает им свои претензии касательно того, что они не дают ему этого делать? Хиро безумно любит друга, хотя, если честно, я не понимаю ни Хиро ни Юкки, как можно любить это ходячие несчастье?... но я с этим смирился и потому закрываю глаза на их ночные приключения, делая вид, что я совсем болван и ни разу не замечал таинственных исчезновений Шуичи из своей кровати на несколько часов, а то и на всю ночь…
Шуичи идет к нам медленно, он явно проснулся каких-то пять минут назад, на нем его мешковатая серая с нежно-розовыми надписями пижама и пушистые тапочки. Глаза заспанные, это чудо щурит их, защищая тем самым от яркого света. Спросонья ему холодно, поэтому он весь сжался и обнял себя руками, потирая предплечья, что бы согреться. Неуложенные волосы растрепались, а он еще и запускает в них руку и еще больше взъерошивает. Что бы спастись от холода, берет с тумбочки плед, которым воспользоваться может кто угодно, когда в автобусе становится холодно, и укрывается им. Он выглядит, как сонный взъерошенный котенок, жутко недовольный тем, что его оторвали от сладкого сна и определенно готовый поспать еще часок-другой. Садится на диванчик рядом с Хиро, подбирает ноги к груди и обнимает их руками. Он буквально спит на ходу, каждые десять секунд его взгляд рассредоточивается, он почти засыпает, а затем трясет головой, что бы заставить себя проснуться. Сонно смотрит на друга, на очередной кусок пиццы, который он держит в руках и уже собирается съесть, смотрит долго и задумчиво, а потом вырывает его у него из рук и съедает сам. Хиро даже не пытается возмущаться, понимая, что это бесполезно, ведь Шуичи совершенно неспособен сейчас воспринимать информацию, хотя как по мне, он ее ни когда не воспринимает, и просто берет следующий кусок.
-С добрым утром, - он тихо бурчит, смотря в одну точку на скатерти и, по-видимому, снова медленно засыпает на ходу, застыв вновь. Ну вот, теперь и я могу поесть! Я радостно закатываю рукава и приступаю к уничтожению пищи с не меньшим энтузиазмом, нежели дети.
-Сколько нам еще ехать? – спрашивает Фуджисаки, когда мы уже закончили с завтраком. Я смотрю на часы.
-Ну смотрите. Сейчас половина первого. Будем на месте к пяти. Концерт в восемь начинается, а заканчивается где-то в двенадцать, может позже. Еще полчаса в гримерке – где-то к часу-двум в автобус, и сразу спать. Потом сразу поедем в Токио. Там вас ждет лафа, целый день в вашем распоряжении. На следующий день где-то в три будем на месте, а концерт у вас в семь, - вообще-то, я им это все рассказал уже раз пять, но они, разумеется, ничего так и не запомнили.
Постепенно все разбредаются по своим делам. Сакано-сан сидит в комнате за лептоном – явно отчитывается о всем происходящем своему непосредственному начальнику, Шуичи, наконец-то проснувшись, с Фуджисаки садятся за приставку, а Хиро скрывается в своей комнате, странно, ведь он практически никогда не оставляет свое «чудо» одно, ведь оно умеет вляпываться в проблемы на ровном месте. А мне ничего не остается, кроме как засесть с книгой Юкки Эйри в своей комнате. У меня куча времени, может, наконец ее дочитаю. Ложусь на кровать и раскрываю ее. Перекладываю закладку за корешок и начинаю читать. Наконец-то мне никто не помешает. В комнате работает кондиционер, поэтому там очень уютно и нежарко. Я провожу за книгой около часа, а затем медленно впадаю в полудрему. Я жутко устаю, ведь здесь я делаю свою работу, это ребятам это чистое развлечение – что бы они там не говорили прессе. Да, они выкладываются по полной, до пота и полнейшего изнеможения, но все равно, для них это как спортивная игра. А вот мне действительно приходится работать, и работать тяжело. Хотя я вовсе не прыгаю по сцене, не бегаю на короткие дистанции и не кричу в микрофон, надрывая связки. Мне ничего не снится, я как бы бодрствую, даже слышу, как в туалете из крана льется вода, ведь он находится через несколько метров от меня, просто между нами тонкая стенка. Внезапно звук льющейся воды затихает, и я слышу, как открывается и закрывается дверь. Затем шаги, тихие, почти неслышные. И где Хиро научился такой грациозной кошачьей походке? Я отчетливо представляю себе, как он идет по коридору, он с Шуичи хоть и одногодки, но он и выглядит старше и ведет себя как полноценный взрослый человек. В нем столько мудрости и ума, что многие ему могли бы позавидовать, всегда сдержан и не страдает звездной болезнью, однако такой трогательный… Сейчас он пойдет либо обратно в свою комнату, либо к Шуичи, смотреть, как он играет в приставку с Фуджисаки. Ну-ка… Внезапно я слышу, как отворяется моя дверь. Резко заставляю себя очнуться и открыть глаза. В двери виднеется голова Хиро. Его глаза любопытно скользят по комнате, потом начинают смотреть на меня.
-Надеюсь, я не помешаю?
-Нет, что ты, Хиро, заходи, - я сажусь на кровати и закрываю книгу. А, черт, забыл положить закладку, теперь придется искать, на чем я остановился. Мне бы начать искать прямо сейчас, но я этого не делаю – я просто кладу книгу на стол. Он проскальзывает в мою комнату.
-Садись, - я шлепаю по кровати рядом с собой. Он проходит через всю комнату. Сначала я думаю, что он садится радом со мной, но нет, он откидывается на подушки, закидывает руки за голову и смотрит на меня.
-Зачем пришел? –приветливо говорю я.
-Да поболтать хотел, делать-то нечего. Надеялся, ты не будешь против, - произносит он, а затем облизывает губы, не сводя с меня глаз, - с тобой интересно говорить. Интереснее, чем с ребятами.
Он считает, что поговорить на серьезные и интересные темы можно только со взрослым человеком. С какой-то стороны он даже прав. Его сверстников в его возрасте интересуют автомобили, компьютерные игры непременно с кровавой мочиловкой, выпивка и девчонки. Его же все это совсем не интересует. Но дело даже не в том, что он обогнал их в развитии. Он интересуется тем, чем в его возрасте интересуются редко или вообще не интересуются.
-Даже, чем с Шуичи? – спрашиваю я. Хиро удивленно приподнимает брови. На лбу мгновенно появляются складки.
-Зачем ты спрашиваешь? – он старается говорить спокойно и безразлично, но я слышу, как его голос резко меняется. Любопытно…
-Ай, ай, ай, Хироши, нехорошо отвечать вопросом на вопрос… - я пристально смотрю на него. Он не выдерживает мой взгляд и смущенно опускает глаза. Затем делает вид, что все происходящее вокруг него ему неинтересно и начинает изучать расстановку мебели в комнате. Хороший прием, мальчик...
-Ну ладно, - произношу я, и Хиро опять поднимает на меня глаза, - ты пришел, что бы поговорить, давай поговорим.
-О чем? – тихо спрашивает он.
-Ну, ты же хотел поговорить, а не я, - что-то не залаживается у нас разговор… зря я спросил про Шуичи.
-Да, действительно… - произносит и опять начинает медленно рассматривать комнату. Повисает неловкая пауза.
-Почему о нем говорить не хочешь? – наконец выдаю я. Идиот. Не мог придумать чего поумнее?
-Да нет, - смущенно произносит он, - просто мне странно, что ты вдруг заговорил… о нем…
-Почему?
-Ну, просто так…
Опять молчим. Черт… Да что же это… чего он хочет?…
-Вы поссорились что ли? – предполагаю, наконец, я.
-Да нет, что ты… - торопливо отрицает гитарист, - с чего ты взял?
-Он не приходил к тебе, - ты смотришь на меня, ошарашено расширив глаза, - ну… вчера ночью, то есть… - поясняю я.
Глаза Хиро расширяются еще больше.
-Я не так глуп, как кажусь на первый взгляд, - я пожимаю плечами и встаю с кровати, - пить что-нибудь будешь?
Мальчишка игнорирует мои слова:
-Я думал… мы думали… ты…
-Нет, я все знаю… стенки в автобусе тоненькие… я слышу, как он крадется… - я достаю из мини-бара, который встроен в тумбочку, бутылочку с минеральной водой.
-А ты…
-Нет, я не против. Плохо, конечно, что вы не высыпаетесь, но ладно… не хочу быть цербером… - я протягиваю ему воду. Тот благодарно кивает и забирает ее у меня. Потом достаю еще одну бутылку с водой для себя и сажусь обратно. Смотрю на него. Он улыбается мне, но делает это как-то смущенно. Разумеется, ведь он совсем не ожидал, что я знаю о их ночных похождениях.
-Ну… ну я пойду… тогда… - произносит он и встает. Вероятно понял, что разговора у нас не получится.
-Что будешь делать? – спрашиваю я. Почему-то не хочется, что бы он ушел. Не знаю, почему.
-Не знаю… я пока об этом не думал... – пожимает плечами, - может, пойду к ребятам, они там в приставку играют...
-А… ну, ладно… - я улыбаюсь и снова беру в руки книгу. Смотрю на часы – осталось три с половиной часа. Хиро выходит из моей комнаты. Хлопает дверь. Хотя я старательно пытаюсь вникнуть в смысл написанного, почему-то моя голова ну никак не хочет воспринимать информацию. Я все время отвлекаюсь, пытаясь услышать звук шагов бедлаковца. Странно, что-то неслышно, что бы он пошел в направлении одногруппников. Не похоже на него. Долгие часы поездки у него проходят по двум сценариям. Это зависит от того, чем занимается его «несчастье». Когда вся группа смотрит фильм – обычно в одной из их комнат – все дружно сидят на нижней кровати и смотрят его на DVD-проигрывателе – чаще глупые американские комедии, громко гогоча на весь автобус, или фэнтези типа Звездных Войн или Матрицы, Шуичи непременно сидит рядом с Хиро, если не лежит у него на коленях. А когда фронт мен с клавишником играют в приставку – непременно друг против друга, а Сакано-сан идет заниматься своими делами – Хиро сидит рядом с Шуичи и за него болеет. Он радуется каждой его победе, но ни когда не забывает про третьего участника их группы – поддерживает его если тот проиграл либо же хвалит если тот выиграл. Я несколько раз наблюдал это. Но сейчас Хиро не пошел к ним. Удивительно… может, они действительно поссорились? Хотя… ведь сегодня утром, во время завтрака, Шуичи, как обычно, сел рядом с другом. Но ведь они за весь день не сказали друг другу ни слова. Может, Шуичи сел рядом по привычке, ведь он был в практически бессознательном состоянии спросонья. Он сразу же вспомнил о конфликте и пожалел о своем действии, но было уже поздно. Друзья очень часто ссорятся, и продолжается их ссора от силы полчаса. Им несказанно повезло в том, что они есть друг у друга. Они не знают, что такое одиночество, для них это что-то абстрактное – лишь очередная тема для написания песен. Может, они даже не отдают себе в этом отчета. Между прочим, у них нет комплексов, нет желания быть лучше, нет неприязни перед тем. Я проследил взросление Хиро и Шуичи. Один из важнейших моментов в человеческом развитии – с 17-ти по 19 лет.
Но что-то случилось. Это должно быть действительно ссора. Ссора, которых раньше между ними не было. Настоящая, серьезная. Не пятиминутная размолвка. После нее в их отношениях все навсегда может перемениться. Страшно за них… я ловлю себя на мысли, что действительно за них волнуюсь. Аахх, к черту книгу, чувствую, не суждено мне ее прочитать, уж сегодня точно. Вслушиваюсь. Шаги Хиро затихли. Слышны звуки игры в приставку – звуки выстрелов из бластера и нечленораздельные жужжания-шипения-хрипения монстров, а так же возбужденные крики Шуичи “Ай, падла, проскочила! Смотри, Фуджисаки, слева!!! Давай, а я на себя правого возьму!” Видимо, Шуичи с Фуджи все-таки играют заодно, что большая редкость. Им очень нравится дубасить друг друга на экране. Любопытно, где же все-таки Хиро?... Я отпиваю из бутылочки воду и встаю с кровати. Подхожу к зеркалу и причесываюсь.
Внезапно я опять слышу, как отворяется моя дверь. Надо же, вернулся! Он виновато улыбается мне и говорит:
-Эммм… Кей… это снова я… можно?...
-Ну конечно, - улыбаюсь я. Видимо, мальчик понял, что заняться ему нечем. А может, что ему приятно мое общество?... странно, но при этой мысли я невольно улыбаюсь.
-Что? – удивляется Хиро моей улыбке.
-Нет, ничего, - я пытаюсь перестать улыбаться.
Гитарист вновь проходит через всю комнату и садится рядом со мной на кровать. За это время он успел переодеться. Теперь на нем самый обыкновенный мешковатый свитер, обыкновенные джинсы по щиколотку и шлепанцы. Обычно он вне сцены одевается, как нормальный человек. Я считаю, что так он выглядит очень мило.
-Ты же хотел пойти к ребятам…
-Ну… - он замялся, - я передумал. А чем ты тут занимаешься?
-Да я вот книгу прочитать пытаюсь, - я пожимаю плечами.
-Ой, а что за книга?! – парень мгновенно оживляется, - интересная, небось?
-Ну… не то, что бы прямо очень… но почитать вполне можно, когда делать нечего.
-А кто автор?
-Да так… это - Юкки Эйри.
- Юкки Эйри? – удивляется Хиро, - и что там?
-Оригинальная версия того, как все могло бы быть, если бы... Да ладно, это сильно взрослая и слегка занудная книжка… тебе не понравится…
Не успеваю я это сказать, Хиро хватает книгу.
-Можно мне почитать?
Ах, зря я это сказал. Я этими словами задел его за живое. Теперь он хоть и позеленеет от скуки, но прочитает эту книгу, что бы доказать себе и окружающим, что он уже достаточно взрослый, что бы ему было интересно и все понятно. Забираю у него из рук книгу.
-Вот я дочитаю, и тогда тебе дам. Думаю, я буду читать ее долго. - Да ладно, перестань. Она тебе не понравится. Она и мне, в общем-то, не очень нравится.
Хиро улыбается.
-А я вот недавно прочитал последнего Гарри Поттера. Мне так нравится!
-Да? Здорово. Я, кажется, не все прочитал. Сколько их всего?
-Шесть. Скоро седьмая выйдет – последняя, - говорит Хиро.
-Да ну? - удивляюсь я, - что, эта тетка, как там ее… писать больше не будет?
-Нет… - произносит гитарист, печально опустив голову, - обидно… я столько лет ее читаю, уже очень люблю всех этих героев, этот мир… а все закончится…
-Да ладно, не переживай, как только деньги кончатся, опять писать начнет, - подбадриваю его я.
-Знаешь, Кей, мне почему-то кажется, что у нее они кончатся еще оооочень нескоро! Причем даже не у нее, а у ее детей или даже внуков!
-Ну, не скажи. Когда у тебя много денег – ты их начинаешь жутко транжирить! Так что…
-А мне кажется, наоборот. Становишься жутко жадным и…

***

Мы говорили долго. Казалось бы, прошла целая вечность. Автобус все ехал, время текло, а мы говорили, говорили… И так хотелось, что бы автобус ехал подольше, что бы это не заканчивалось. Когда я наконец посмотрел на часы, то понял, что ехать нам осталось ну совсем немного. Хиро увидел, как я сделал это и спросил:
-Ну сколько там?
Я ответил, что осталось не больше получаса и лучше точно спросить у водителя. Он заметно расстроился. Я сказал ему, что у нас будет еще куча времени, что бы поговорить завтра, что бы он не расстраивался… мне самому было так тоскливо, что все это придется прекратить, даже странно, я давно не чувствовал ничего подобного. А он вдруг стал говорить, что мне наверное совсем не интересно с ним разговаривать, что я терплю его только из-за неизбежности, что и работать с ним мне совсем не интересно, что я делаю это только из-за денег, что никто вообще не способен его терпеть… он долго нес всякий бред, я видел, что он буквально готов расплакаться. Я пытался успокоить его, говорил, что он не прав, что он очень интересный человек, очень приятный, креативный … ах, все вспоминается, будто в тумане… будто это все происходило не со мной… просто не верится… я был так удивлен, что он заговорил об этом. Я даже и не думал, что у него могут быть какие-либо комплексы на эту тему. Он меня просто шокировал. И вдруг… черт, даже когда я это вспоминаю, желудок проваливается куда-то в неизвестном направлении… он придвинулся ко мне и внезапно поцеловал. Так, будто искал в этом какую-то поддержку. Я даже не оттолкнул его. Просто не смог. Он умел это делать, хотя с чего бы ему это уметь? Боже… чувствую себя идиотом. Я взрослый опытный мужчина, как глупый подросток сидел, шокировано открыв рот и позволяя ему делать все, что он захочет. Губы у него удивительно мягкие, а еще настойчивый язык. Не верится до сих пор… когда он оторвался, то избегал посмотреть мне в глаза.
-Прости… - виновато произнес он, отведя взгляд. Через пару минут он встал и произнес:
-Ну… я пойду, наверное… мы же скоро приедем…
-Да, иди… - бесцветно произнес я ему в след. – Хиро, давай пока это оставим, а вечером спокойно поговорим.
Он кивнул и вышел, оставив меня наедине с моим шоком от только что произошедшего…

***

Очередной вечер, так похожий на все предыдущие. Снова концерт. Узкая дорога в толпе фанатов к дверям автомобиля. Но, кажется, все счастливы, особенно это ходячее несчастье по имени Шиндо Шуичи. А у меня, как всегда, гора работы – следить, чтобы он никуда не вляпался. Что ж, мне за это и платят. Но, кажется, все хорошо… пока. Вспышки фотокамер, крики толпы. Странно, я привык к этому. Stop! Слишком знакомый звук, чтобы ошибиться. Предохранитель!? Damn it! Где? Выстрел!?! Отработанный рывок на звук, леденящий свист пули. Не успел… в кого летит?.. поймать… не поймал?! Почти поймал… разорванная рубашка и ни царапинки. Чей-то вскрик за спиной. Поймать стрелявшего. The end. Не уйдешь. Вот и полиция, и скорая. Набраться сил, обернуться и увидеть, кому и как дорого пришлось заплатить за мою ошибку. Шуичи!!!!
Белые стены больницы. Уничтоженная группа Bad Luck: Хиро съехал по стенке в ближайший угол и уже больше часа смотрит в какую-то точку в пустоте, Фуджисаки, не очень-то жаловавший прежде солиста (хотя, это у них взаимно), сжался в комочек на кресле и изредка поглядывает на Тому. Тот, в свою очередь, откинувшись на спинку кресла, методично изучает потолок. Сакано-сан. Похоже, у него иммунитет на нашатырь, так как тот уже не помогает. Сакума Рюичи серьезен как никогда, даже не как на сцене. Большие синие глаза пытаются сосредоточиться на пейзаже за окном, но получается плохо. Юкки Эйри. Замер у окна, как мраморная статуя – столь же прекрасная, сколь холодная. На лице ничего, что могло бы выдать его тревогу, но я то знаю, как он привязался к этому несчастью с ясными глазами. Возможно, он сам еще не успел это осознать, но со стороны виднее.
— Скажите, как он? — Тома поднялся к подошедшему из операционной врачу.
— Пуля не задела сердце, но прошла очень близко. Бригада скорой помощи успела во время. Его состояние стабильно тяжёлое, жизнь поддерживается только аппаратом, и я не знаю, как долго это может продолжаться. Поэтому ему нужна срочная пересадка сердца. Доноров нет. У вас времени до завтрашнего утра. Теперь извините, должен с вами попрощаться. — Тяжёлая тишина повисла среди присутствующих.
М-да… господин доктор, задали вы нам задачку. Хотя…
— Какие могут быть вопросы? Я стану его донором и разговор закончен.
— Эйри, ты в своем уме?!
— Нет, Эйри-сан. Вам никак нельзя. — Вот этого надо не допустить. — Он же, очнувшись, сразу вас потребует, и что мы ему скажем? Подумали? Нет. А сказать придется правду – рано или поздно все равно узнает. И что тогда? Не знаете? Да при первом же удобном случае он вскроет себе вены, и ваша жертва будет напрасной. А что будет дальше, представили? Вы погибли, Шуичи следом, а остальная группа? Хиро в черной депрессии по поводу смерти лучшего друга, президент NG из-за вас – ни одна из двух групп не сможет нормально работать, что, в конце концов, приведет к их распаду. Как менеджер, я не могу это позволить.
Кажется, притих. Уже хорошо…
— Значит, решено…
— Тома?! — солист NG слился со стеной, глаза потухли окончательно. И этот туда же.
— Ну, собственно, ваша смерть повлечет за собой сходные последствия. NG прекратит свое существование, Bad Luck если и будет продолжать работать, то еле-еле и под чьим прикрытием, позвольте узнать?
Подействовало. Кто следующий? Хиро. Так я и знал.
— Ты тоже даже не пытайся заикнуться. Любой член какой-либо из двух групп не может сейчас погибнуть, в том числе и Шуичи. Я думаю, все с этим согласны?
Нервы в коробочку. Решение уже принято. Отступать некуда.
— Моя задача была охранять Bad Luck и продолжать присматривать за NG. Я с этим не справился, — и не надо на меня так смотреть, Хиро, я не только менеджер. Или он не это имеет в виду? — Я должен был прикрыть его собой в момент выстрела, но не успел. Теперь у меня появился шанс исправить свою ошибку и сделать это сейчас. И только попробуйте расслабиться, с того света вернусь и мозги с помощью «Магнума» вправлю. Возражения не принимаются.
Так… к счастью все настолько в шоке, что возражать не собираются. Надо идти договариваться с врачом, пока они не пришли в себя. Поворачиваюсь, иду, чувствую на себе чей-то взгляд. Больше чем уверен, что Хиро. Нет. Не обернусь.
Хиро… Что это было тогда? Случайность? Даже не было времени об этом подумать. Зато теперь есть - 200 метров до кабинета. Или меньше?.. Это уже не имеет значения. У него все в порядке с мозгами, это был порыв, благодарность. А я? Почему у меня тогда было более чем странное чувство, ни на одно испытанное мною не похоже? Со мной то что было? Или и сейчас есть?.. Теперь без разницы. Открываю дверь, вхожу. Game over.

***

Ветер играет прядями волос, длинная челка скрывает глаза. Но две слезы упорно стекают по щекам.
— Почему? Что я такое, что из-за меня нужно кому-то гибнуть?
К невысокому изящному парнишке подошел высокий блондин с глазами какого-то неимоверного оливкового цвета, обнял его и тихо произнес:
— Это было его решение. Я хотел сделать то же самое, но он запретил. Это единственный человек, который мог мне запретить и я его послушаю. Был…
— Я бы не пережил, если бы это сделал ты!
— Он сказал то же самое. Поэтому теперь я никогда не оставлю тебя, ты всегда будешь знать, как сильно я тебя люблю. Я понял это с его помощью, и было бы предательством поступить иначе. Ты должен быть счастлив, а я тебе в этом помогу.
— Правда?
— Да.
— Я люблю тебя, Юкки! Спасибо тебе, Кей… я никогда этого не забуду.

***

Репетиция нового альбома. Обе группы, преодолев, наконец, все переживания вернулись к работе. Нельзя, никак нельзя не выполнить обещание.
—Идиот!
—Что?!
— Ты сфальшивил на целых пол тона!
— Но это же только вторая репетиция!
— Это не снимает с тебя ответственности!
— Как ты можешь мне это говорить!? Кто ты здесь такой, чтобы мне указывать?
—Я клавишник этой группы, вот кто я!
— За какие такие заслуги, позвольте узнать?
— Может, будешь нормально работать, а не выяснять, почему я здесь? Все равно не поймешь.
— Да, не пойму. Твой двоюродный брат президент этой компании, прекрасный клавишник в легендарной группе. Как он мог взять такую посредственность, как ты? Ты же ему в подметки не годишься!
— Как ты смеешь решать, куда я гожусь?! Сам…
—Если бы здесь был Кей, он бы мигом тебя заткнул.
—Еще не известно, кого из нас он бы заткнул! Но его нет, сам знаешь по чьей вине!
—Лучше бы это был не он!..
— Пожалуйста, не ссорьтесь, давайте продолжать работу, — умаляющим тоном попросил Сакано-сан.
— Вы не Кей!!! — огрызнулись спорящие ребята и сразу же замолчали.
Репетиция прошла, более ли менее спокойно, но в какой-то давящей тишине.

***

—Что тут сидишь?
— Ерунда…
—Дома проблемы?
—Нет.
—Жить надоело?
—Да.
—Из-за чего?
—Бред…
—Ну, расскажи…
—О чем?
—Я помогу.
—Не сможешь.
—Выскажись мне.
—Зачем?
—Тогда я пойду…
—Уходишь?
—Ты же молчишь.
—Молчу.
—Что же с тобой?
—Не знаю.
—Хочешь ли жить?
— Хочу.
—Хочешь ли смерти?
—Мечтаю.
—Ну, мне пора.
—Иди.
—Ты ведь не прыгнешь?
— Угу.
—Завтра придешь?
—Не жди.
—Может, придешь?
—Могу.
—Мне будет грустно.
—Грусти.
—Мне будет скучно.
—Скучай.
—Значит до завтра?
—Прости.
—Что? Ты о чем?
—Прощай…(с)
—Фуджисаки, нет!!! — теплая рука на запястье, рывок, падение… на крышу – не вниз.
—Зачем, Хироши?..

***

Маленькая спальня в квартире Хиро, он сидит напротив застывшего с чашкой чая клавишника. С того момента, как они пришли сюда, он не проронил ни слова.
—Это из-за той ссоры с Шуичи?
—Нет.
—Не верю.
—Отчасти.
—Из-за Томы? Кея?
—Да… обоих, а точнее из-за меня самого. Я спокойно мог быть на месте Кея. Никто бы не грустил, только легче бы стало…
—И ты решил его догнать? Спрыгнуть с крыши без видимой, да и невидимой, пользы только потому, что думаешь, что всем будет, по меньшей мере, все равно, а то и лучше?
—Да…
—Мы сами не понимали, насколько привязались к Кею. Осознание пришло только тогда, когда его не стало. Я больше чем уверен, что с тобой была бы та же ситуация.
— Может, мне уйти из группы?
— Почему?
— Тома, мой брат, президент компании, легендарный музыкант, а я простая посредственность.
— Ты слишком близко принял к сердцу то, что наговорил сегодня Шуичи. Я думаю, завтра он обо всем забудет. А, скорее всего, уже сегодня вечером.
— Но ведь это я спровоцировал его. Именно я начал этот спор, не сдержался.
— Конечно, мне легко рассуждать о таких вещах потому, что в NG нет гитариста, но не стоит ли перестать стремиться догнать и перегнать Сегучи-сана? Ты же можешь прекрасно выполнять свою работу на своем месте. Почему нельзя стать настоящим профессионалом, не подражая никому?
Постепенно стемнело. Никому не хотелось вставать, чтобы включить свет, и они сидели в свете уличного фонаря, расположенного как раз под окном спальни. Фуджисаки примолк, задумавшись над последними словами Хиро, который разместился на кровати.
— На стуле, наверное, неудобно? Переходи ко мне, здесь мягче.
Ноги у сидевшего на стуле напротив кровати клавишника и вправду уже порядком затекли, и он с удовольствием перебрался на предложенное место.
—Скажи, Хиро, ты тоже скучаешь за ним?
— За Кеем? Да.
—Но если бы не стало Шуичи, ты бы больше скучал?
—Не знаю. Думаю…
— Что?
—Не знаю…
Мысли гитариста были уже далеко.

Скучаю ли я? Да, очень. Ведь мы так и не смогли поговорить, ведь я сам так и не успел в себе разобраться. Тогда, в автобусе, когда он не выгнал меня, смог успокоить разбушевавшиеся вдруг нервы и чувства, а я… что это было? Тогда, в больнице, когда я провожал его взглядом и до последнего надеялся, что он обернется и позовет с собой. Просто поговорить, попрощаться, первый и последний раз обнять... но он не обернулся. Ты эгоист, Кей, ты все сделал по-своему. А как иначе? Если бы мы дали Шуичи умереть?
«Хиро в черной депрессии…» Да, я не смог бы это перенести. Шуичи мой лучший друг, он дорог мне, как никто другой. Я счастлив, потому, что счастлив он - еще один эгоист по имени Юкки Эйри наконец-то открыл ему свое сердце. Но я… Кей… мы?..

Из потока мыслей Хиро вернуло к реальности ощущение чего-то теплого рядом с собой. Так и не дождавшись вразумительного ответа на свой вопрос, Фуджисаки, утомленный переживаниями этого дня, уснул рядом, свернувшись калачиком и прислонившись спиной к гитаристу. В уголках рта Хиро мелькнула тень улыбки. Он накрыл своего гостя лежавшим на кровати покрывалом и хотел было уйти в гостиную, но юный клавишник перевернулся и его голова оказалась на груди Хиро. Ну, что ж, здесь и вдвоем не тесно.
Проснувшись, Хиро обнаружил, что Фуджисаки рядом нет. Вместо него на подушке лежала записка:
«Спасибо за вчерашний вечер, но мне нужно побыть одному, разобраться в себе. Обещаю, что моя вчерашняя выходка не повторится. Извинись за меня перед Шуичи – теперь я срываю работу. Но иначе не могу. Еще раз спасибо,
Фуджисаки.»

М-да… нужно предупредить Тому и Шу. Репетиции сегодня, похоже, не будет. Где же его искать? А нужно ли?

Поговорив с Томой и Шуичи, Хиро понял, что дома оставаться больше не может, и отправился гулять по городу, в надежде где-то встретить клавишника. Ближе к вечеру он то ли специально, то ли по дикой случайности он вышел на мало освещенную алею парка неподалеку дома Юкки.

Почему Фуджисаки так отреагировал на слова Шуичи, ведь он знает, что это чудо никогда не думает, прежде чем что-то говорить, да и наверняка не до конца осознал сказанное им. Даже если осознавал, то это было просто ущемленное чувство собственного достоинства и ничего большего. Вот кому и надо было бы сделать что-то в этом роде, так это мне: прыгать с крыши, резать вены тупой пилой (вот только где взять гитаристу пилу, да еще и тупую – прим. автора). Но я же почему-то этого не сделал… Вот только почему? Что или кто держит меня на этом свете?..

Его невидящий взгляд блуждал по пустым аллеям парка, пока наконец-то не зацепился за надпись на лавочке. До боли знакомую надпись – «Юкки + Шуичи».

И ничего? Ни какого продолжения? Грустно… А если бы эту надпись сделали мы с Кеем, какое бы продолжение было у нас? А смысл об этом сейчас думать, я же не садомазохист – сколько можно себя мучить воспоминаниями, хотя только так я его здесь удерживаю, ведь не зря говорят, что пока мы помним человека – он жив. У нас, к сожалению, уже никогда не будет продолжения, а вот у этой парочки было и есть. Они счастливы. Я помню тот день как сейчас. Шуичи мне приходилось вытягивать из истерики, ибо он без памяти влюбился в Эйри, но не мог признаться ему в любви, так как не мог представить его реакцию на такое заявление. Но, слегка собравшись с мыслями это чудо, все-таки решилось с ним поговорить. Ему повезло ведь у такого же эгоиста, как и он, чувства оказались взаимными. В тот же день Шу безумно захотелось пойти погулять в парк, но вытянуть на природу Ю еще сложнее чем заставить себя сделать то, что делать тебе абсолютно не хочется. Но, как ни странно, мелкому за пару часов уговаривания это удалось. Мне интересно как?.. Так вот тогда они сидели в этом парке на этой самой лавочки. У Ю тогда в кармане оказался перочинный ножик и Шуичи выцарапал эту надпись… А что было бы если Шу все-таки погиб? Что было бы со мной, с Ю, с группой? Кому могла понадобиться его смерть? Хмм… надо бы зайти в полицию и во всем разобраться. Интересно, который сейчас час? Часы я как на беду забыл дома. Но мне все равно домой не хочется, выгонят – так и будет.
***
Из полиции не выгнали. То ли пожалели, то ли еще невесть почему. Но новости оказались неутешительные: человек, который стрелял, был отпущен под залог очень крупной суммы денег. Приложив максимум усилий, Хироши все-таки смог узнать его имя и адрес. Когда он вернулся домой, была уже поздняя ночь и, отложив на завтра свой визит к этому человеку, попытался уснуть. Не получилось.
Что он скажет ему? Он заставит его на коленях молить о прощении, заставит ползти в полицию с просьбой арестовать его снова…
Так и не выспавшись, Хиро выпил чашку кофе и отправился по данному адресу. То, что он там увидел, нисколько не соответствовало его представлению об этом месте. Небольшой дом, уже очень давно без ремонта, но увитый ароматом цветов и листьями плюща, очень ухоженный и чистый. Звонок. Дверь открыла совсем юная, очень красивая девушка. Хиро поперхнулся приготовленными словами и смог сказать только «Добрый день».
—Добрый день. Чем я могу вам помочь?
—Мне нужен человек по имени Наоки Сато.
—Мой муж? Я сейчас провожу вас к нему.
Ступеньки на второй этаж, хрупкая фигурка впереди. Все как в каком-то бредовом сне. Так не должно быть. Но так оно все и есть.
—Сато, к тебе пришли.
—Кто? Я никого не жду. Хотя… пусть войдет.
Войдя, Хиро увидел того к кому пришел. Худощавый, совсем еще молодой парень с темно-синими глазами, очень похож на… неужели люди после брака и вправду становятся настолько похожими?
—Мое имя Накано Хироши. У меня к вам есть разговор.
— Да, я, кажется, понимаю, зачем вы пришли, — он тяжело вздохнул. — Сайя, оставь нас, пожалуйста.
Как только дверь за девушкой закрылась, он продолжил:
—Вы узнали, что это я стрелял в солиста Bad Luck и пришли разбираться, почему я не в тюрьме?
—Да. И еще, что заставило вас сделать это, за что вы его настолько ненавидите, что хотели убить?
—Это может показаться странным, но я не хотел его убивать. И потом, он же не погиб.
—Он бы погиб, если бы его не спас другой человек ценой своей жизни. И этот человек был лично мне не менее дорог.
—Простите, я не знал… мне очень жаль. Но позвольте мне все объяснить.
— Что ж, жду вашей версии этих событий, моя мне известна.
— Я был больше чем уверен, что пистолет заряжен резиновой пулей. Нет, я не сам до этого додумался, это сказал тот человек, который мне его дал.
— Дал? Значит, был заказчик?
—Да. Он сам нашел меня и предложил помощь в моем горе. Он сказал, что хочет просто напугать.
— Вы сказали горе?
—Да. Мне очень нужны были деньги, а он предложил как раз нужную сумму. Вы видели мою жену, красивая, правда? Я для нее все готов сделать. Так вот, она была смертельно больна, а операция стоила очень дорого. Я никак не мог ее потерять, просто места себе не находил, готов был работать хоть круглосуточно, но этого все равно было мало. И тут появился этот человек. Вернее, их было двое, но разговаривал со мной только один. Он дал мне пистоле и объяснил требования, положил на мой счет нужную сумму и потребовал выполнения работы только тогда, когда операция прошла успешно, и жизни Сайи ничего не угрожало.
Сердце Хиро сжалось. Все слова, которые он не растерял при виде девушки, испарились теперь. Может ли он обвинять этого человека? Сердце упорно твердило «Нет».
— Мне нечего вам ответить. Вы… сделали то, что должны были. Только скажите имя того человека.
—Я его не знаю, не помню и лица – мы разговаривали ночью, и он был в темных очках. Помню только сильный американский акцент.
—Спасибо, но даже это может вам боком выйти. — За какие-то 40 минут Хиро привязался к людям, которым еще совсем недавно хотел мстить. — Вам надо поскорее куда-то уехать.
—Похоже, вы правы. Но я не смог не рассказать вам все это. Возможно, это и не искупит всю мою вину, но …
—Вы хотите защитить любимую, а это можно сделать, только уехав отсюда и чем дальше, тем лучше. И, кажется, мне есть, что вам предложить.
—Как объяснить все Сайе? Она ведь ничего не знает.
—Хм… скажите, что я ваш друг и пригласил вас обоих в ближайшее время к себе в гости в Киото. У меня там есть знакомые. Как только я с ними договорюсь, сразу же сообщу вам.
—Спасибо вам огромное, вот уж не думал, что наша встреча так закончится.

***

Если бы мне сказали, что я попрошу помощи у Юкки Эйри, то я бы не поверил. Но… Кей… Если бы ты был здесь, то нашел бы выход получше… но тебя нет. Впереди еще целый день. Как объяснить Юкки то, что я хочу у него попросить? Как рассказать ему весь сегодняшний разговор так, чтобы он поверил и согласился помочь? Надо зайти домой и что-то съесть, а то на голодный желудок мозги думать не хотят. Н-да, а в холодильнике, скорее всего мышь повесилась. Ох, будь оно все неладно, еще и в магазин надо.

Уже подходя к долгожданному дому, Хиро пытался направить мысли на поиски в себе кулинарных способностей, но его отвлекла маленькая фигурка на ступеньках. Это был Фуджисаки. Видимо он уже давно ждал его, по этому сидел на ступеньках и изучал окружающий пейзаж. Как только гитарист подошел к нему, он поднялся, и, казалось, хотел что-то сказать, но не смог придумать с чего все-таки начать и виновато замолчал.
—Привет, как ты? — Хиро внимательно посмотрел на клавишника.
—П-привет… я – нормально, но… не знаю, как сказать…
—Скажи, как есть, — парень почувствовал тревогу в голосе собеседника.
— Я пошел разбираться в себе и пришел куда-то очень далеко в какой-то парк. Людей не было совсем, что меня несказанно обрадовало, и я сел под деревом и начал собирать мысли во что-то более или менее целостное. Но тут я услышал легкий шорох за кустами и приглушенный разговор. Незаметно для себя прислушался и чудом не закричал от услышанного.
Голос Фуджисаки начал сбиваться.
— Пойдем в дом, тебе нужно успокоиться.
—Но я спокоен.
— Да так, что тебя трясет, как в лихорадке. Пойдем.
Они поднялись в квартиру Хироши. Да, обед, судя по всему, придется отложить. Сев на диван, ребята продолжили разговор.
— Я услышал обрывок разговора: «Нам не удалось, он остался жив, этот подонок Эйри снова счастлив. Надо бы повторить, но щенка теперь слишком хорошо охраняют, запасной вариант тоже нужен. Но об этом поговорим потом. Сейчас надо подготовить новый план». Это все, что мне удалось запомнить, потом они ушли, перекинувшись еще парой каких-то реплик. Я узнал голос одного из них, это был Тачи Айзава. Второй говорил с сильным акцентом.
—Чудо, что они тебя не заметили. Надо срочно сообщить это Юкки. И при этом ничего не сказать Шуичи. Я позвоню к ним на квартиру. Только бы на Шу не попасть
Длинные гудки.
—Алло, — к счастью, это был не Шиндо.
—Юкки, Шу дома?
—Нет.
—А ты не знаешь, где он?
—Я не его нянька.
—Что? Что у вас снова случилось?!
—НЕ твое дело.
—Мое, я сегодня говорил с тем, кто тогда стрелял.
—Что? — голос писателя перестал быть раздраженно-ледяным.
—Это не телефонный разговор, давай встретимся.
— Хорошо.
—Не говори ничего ему. Но время не ждет.
—Я буду у тебя через четверть часа.
Ровно в назначенное время у подъезда скрипнули тормоза. Хиро и Фуджисаки пересказали Эйри все, что узнали за сегодняшний день. Воцарилась тишина. Наконец ее нарушил Юкки:
— Хиро, бери этих двоих и, как ты правильно решил, отправляйся в Киото. Отца я предупрежу, что мои знакомые хотят посмотреть город и попрошу, что бы он либо нашел вам подходящую гостиницу, либо принял у себя. Шуичи надо отправить куда подальше, но в абсолютно противоположную сторону. Даже если они следят за их передвижениями, разорваться они все равно не смогут. И, кажется, я уже придумал куда.
Писатель сделал паузу. В стрессовой ситуации его мозги начинали работать на предельной скорости. Бэдлаковцы напряглись в ожидании.
— У NG сейчас перерыв в роботе, Bad Luck еще не вернулись к нормальной работе после случившегося. Никого не удивит, что солисты этих групп отправятся в отпуск восстановить силы перед напряженной работой. Я сейчас еду к Томе и прошу Сакуму увезти куда-то Шу, но так, что бы тот ничего не заподозрил. Главное, уговорить его уехать без меня. Ничего, придется что-то наврать про пресс-конференцию, на которой я должен быть. До Киото не так уж далеко, Хиро, хорошо бы вы уехали максимум послезавтра. Вопросов нет?
— Нет, спасибо, что…
— Это из-за меня у всех проблемы и… — Эйри вдруг вспомнил Кея – ах, как его не хватает. — Я поехал.

***

На город опускались сумерки, машина послушно ехала по полупустым улицам.

Только бы Шуичи не было в офисе, только бы Рюичи и Тома были на месте, только бы… как же некстати всегда звонит телефон! О, нет, только не Шу, только не сейчас.
—Алло.
— Юккиииии, ты же говорил, что будешь дома, куда ты уехал? — как всегда, вот-вот расплачется, надо успокоить, хоть бы получилось.
— Прости, мне срочно надо было приехать на одну встречу и еще я хочу заехать к Томе, у меня есть к ему дело. Не грусти, постараюсь вернуться как можно скорее.
— Я буду ждать. Я люблю тебя, Юкки!!!
Вот уже сколько времени пытаюсь приучить себя быть с ним не таким подонком, как раньше. Получается через раз, а то и через два. Главное, что сейчас получилось. Так, приехали. Вспомнить где находится нужный кабинет… получилось с первого раза. Теперь сделать так, что бы в панику не впал Тома от услышанного, но думаю ему, как взрослому человеку, самообладания должно хватить.
— Значит, ты хочешь сказать, что тебе известно, кто заказал это убийство, и ты хочешь сам все уладить? — Тома был напряжен, но пока еще спокоен.
— Да, тем более, что их всего лишь двое: Тачи Айзава и еще один такой же сопляк, уж не знаю, почему до него не дошло с первого раза, но придется повторить. — Спокойно, Тома не должен вникать в это и тем более я не должен посвящать его в подробности своих подозрений. — Я хочу, чтоб Шуичи не переживал по этому поводу, а лучше ничего не знал вообще. Рюичи, ты сможешь мне в этом помочь? Сможешь увезти его на недельку, скажем в Америку, и сделать так, чтоб он не спрашивал, почему я не приехал?
— Думаю, да. Но ты должен его как-то успокоить, сказать, что приедешь позже или еще что-то в этом роде. Уговори его, что его отъезд не может ждать тебя. А там я уже постараюсь его увлечь чем-то другим на нужное время.
— Спасибо, Рюичи. Я куплю билеты на ранее утро послезавтра, завтра весь день постараюсь быть с ним и провожу в аэропорт. Дальше – дело за тобой.
— Я постараюсь сделать все возможное.
— Что ж, до встречи.
— Удачи тебе в том что начал, — Сегучи посмотрел на писателя серьезно и встревожено, — и береги себя.

Прости, Тома, я не могу тебе этого пообещать. А теперь – домой. Успокоить это хныкающее чудо.

***

Держись, Тачи Айзава, я не выпущу тебя, пока ты мне все не расскажешь и, более того, не согласишься помочь. Шуичи все таки уехал, Хиро тоже, Тома спокоен. Все пока по плану. Вот и нужный дом. Ну, открывай, *** трусливое. Я долго ждать не буду - высажу дверь, и все на этом закончится. Хммм… точнее, только начнется.

М-да, предусмотрительный солист погорелого театра не стал упрямиться и все выложил, еще и о встрече договорился. А я ведь всего лишь на него ласково посмотрел и вспомнил нашу предыдущую встречу. Чувствую, как появляется ироническая улыбка. Но это мелочи, главное завтра вечером. Кто? Даже этот *** не знает. Человек-призрак, скорее всего из моего прошлого. Когда, когда я смогу, наконец, успокоиться? Или это самое прошлое так и не оставит меня в покое и всю жизнь будет подкидывать мне под ноги свои осколки и горячие угли? И никогда уже не отпустит из своих цепких лап. Домой идти не хочется, но надо выспаться. Поужинать придется в кафе – дома совсем пусто и готовить не хочется. Завтра… только бы получилось уснуть, только бы не сдали нервы, не сейчас, я почти победил… кого-то… себя… возможно.

Скоро будем на месте. Любитель свежего воздуха, однако, наш инкогнито. Айзава как сразу сжался в комочек на заднем сидении, так и сидит до сих пор молча. Почему-то становится жаль его – боится нас обоих, поздно понял, во что ввязался, но никуда теперь не денешься. Выехали из леса на обрыв над рекой. Вдалеке кроваво полыхал закат. Что ж, локации как раз для тех событий, которые здесь развернутся. Выхожу из автомобиля, Тачи, судя по всему с трудом превозмогая дрожь, следом.
— Я ждал тебя, Уэсуги Эйри.
Вот он, человек, которого я так не хотел здесь видеть. Так похож на него сложением, голосом, чертами лица. И характером, боюсь.
—Назовись и скажи, почему ты преследуешь меня, и избрал такую низкую тактику, как нападение на беззащитного, абсолютно постороннего человека?
— Постороннего говоришь? А вот мне так не кажется. Но оставим формальности, ты и так знаешь кто я. И зачем все это делаю тоже. Ты причинил очень много боли, убив Юкки Китадзаву, и я решил отплатить тебе тем же. Но мне не удалось заставить тебя страдать. Однако я не собираюсь позволять такому человеку как ты остаться на этом свете.
После этих слов все как в замедленной съемке: он достает пистолет, прицеливается (вот ты, смерть, как выглядишь), щелкает затвор… знакомый звук, напоминает Кея. Кей!!! Шу!!! Нет, я просто не имею права сейчас умереть, иначе его жизнь отдана напрасно. Рывок вперед. Хватаю немного опешившего врага за запястье, пытаясь отклонить пистолет. Выворачиваю руку. Он сопротивляется. Пистолет уже где-то между нами. Внезапно прозвучал выстрел. Сопротивление исчезло. Не удерживаясь на ногах, падаю. Перед глазами белая пелена. Неужели не вышло. Неужели…
Пелена потихоньку исчезает. Небо цвета запекшейся крови. Я еще жив? Ветер. Холодно. Болит вывернутое при борьбе запястье. Болит – значит живой. Встаю. В луже крови лежит мой преследователь. Нетвердыми шагами подхожу к нему, наклоняюсь, пробую пульс. Мертв. Оборачиваюсь к машине. Возле нее сидит Айзава, явно не выдержавший этого зрелища.
— Вызывай полицию, — кидаю ему севшим голосом. В ответ он только кивает и тянется за телефоном.
Стражи порядка приехали быстро. К счастью, Айзава как свидетель заявил, что погибший собирался выстрелить в меня, но во время борьбы сам случайно нажал на курок. Поскольку я ничего не помнил относительно этого, то в знак элементарной благодарности не стал его очернять и назвал лишь посредником между нами. После подписания всех необходимых актов и протоколов, мы были свободны. Больше не оборачиваясь на горе-мстителя, иду домой. Наконец смогу отдохнуть. Шуичи приедет совсем скоро и все будет по-прежнему.

***

Вернувшись домой Ю ни как не мог забыть события этого вечера. Еще бы… не каждый же день приходиться убивать людей, даже если в целях защиты себя и дорогих тебе людей. Только монстру наверное после такого было бы спокойно. Странно, что в тот момент он ничего не чувствовал, его ни на минуту не покинул здравый смысл и холодный рассудок. Он желал смерти того человека, что его пугало еще больше. Ему это чувство уже знакомо не по наслышке. Да, похоже прошлое уже наступает на пятки. Правда, на счет полиции можно не волноваться, ведь свидетелей этого происшествия нет. Не считая того придурка. Хотя он не такой уже и дурак, если провернул такое дело. И конечно не псих, чтобы меня выдавать, потому что знает, чем это для него закончиться. Что же тогда его мучило… точнее не что, а кто. Для того чтобы хоть как-то отвлечься от этих мрачных мыслей он попытался поработать. Ведь книгу сдавать всего через пару дней, а финал истории не известен даже самому автору. Бывает. И времени спокойно сесть поработать постоянно не хватало. Да и для его квартиры слово «спокойно» перестало существовать с того момента, когда в нее перебрался Шу. Так, надо завершить всю работу до приезда этого чуда, ведь после этого ему вряд ли удастся сосредоточиться. Перечитать наброски он смог довольно быстро, но муза объявится не собиралась, а писать без нее куда сложнее. Так ладно, надо успокоиться. Он положил руки перед ноутбуком и опустил на них голову. Даже кажется слегка задремал. «…Эти глаза не человека, это глаза зверя…» - пронеслось у Юкки в голове. Та сцена из его прошлого не давала ему покоя уже долгое время. И всегда его доводит до бешенства. Да, именно, он переживал, что после этого инцидента он навсегда может потерять все то хорошее и милое, что в нем еще осталось…
- Вот черт, - сказал блондин, хватаясь за сердце. Что он не учел, так это его, ведь ему и так достается, а сегодня…
Где же мои таблетки? Вот кретин, в машине оставил… дышать становилось все труднее и труднее, картинка перед глазами начала постепенно расплываться, ноги казались ватными. Он упал на колени, да, так пожалуй устойчивей. Где же телефон? Да уж. И тот в машине, верно, он же куртку там оставил… городской лежал на тумбочке, совсем рядом, только бы хватила бы сил до нее дотянуться. Нет…
Силы были на исходе, тело просто отказалось слушаться собственного хозяина в самый для этого не подходящий момент. Упав на пол парень не мог пошевелиться, было не возможно нормально дышать…
- Прости Шу, я опять не выполнил свое обещание, я говорил, что буду с тобой, буду тебя защищать, а в место этого сейчас умираю. Прости меня, что был практически всегда с тобой груб, а ведь ты вовсе этого не заслуживал. Как бы мне хотелось услышать твой голос, увидеть тебя рядом с собой, почувствовать тепло твоих рук на своих. Как бы я хотел, чтобы ты был сейчас рядом со мной, хотя нет. Ты не должен меня видеть в таком состоянии. Ты должен меня запомнить сильного, слегка холодного и уверенного в себе парня, а не такого как я сейчас – слабого, напуганного да еще и всего в слезах. Поверь так будет лучше, я надеюсь Рю позаботиться о тебе. Да, что я такое несу, ведь ты мне нужен и я тебя ни когда, ни кому тебя не отдам. Я это понял только сейчас - за минуту до смерти. Прости меня, если сможешь. Я тебя люблю…

***

Тома вернулся с работы со странным чувством, нет конечно странные чувства у него всегда, когда он находиться дома, ведь после того, как они с Микой поругались и та переехала жить на время к родителям, дом стал пустым и не уютным, постоянно все напоминает о тех прекрасных днях когда они с женой жили в полной идиллии. Да… как они смогли до такого докатиться?... Но сегодня предчувствие было вовсе не такое, оно имело другой характер.
Тут он вспомнил, что еще в машине хотел позвонить Юкки и расспросить о его делах, ведь он так и не рассказал, куда и зачем он собирался. Но потом передумал, ведь за руль он и так уставшим сел, а если еще и по телефону будет говорить, тогда точно куда-то не туда въедет. Надо бы сейчас его набрать, ни чего что поздно, Шу нет, так что он еще работает. Странно, но почему он не берет телефон, ни один, ни второй… что-то мне это не нравиться, да и по телефону он вряд ли что либо расскажет. Надо бы к нему заехать.… Взяв ключи от машины, он покинул дом. Подъехав к дому писателя, Тома обнаружил, что свет его в квартире зажжен, значит, парень находился внутри. Да и машина припаркованая внизу тоже свидетельствует об этом. Тогда почему он не берет телефон? Ладно, на мобильном-то видно кто звонит, а стационарный, почему не отвечает?… что-то тут явно не так. Надо бы подняться к нему и вычитать за такое по полной программе. Подойдя к квартире и позвонив в дверь, он понял, что дверь ему ни кто не откроет. Тома был уверен, что Ю дома, так как уйдя из дому он бы ни за что не оставил свет включенным, это же не Шу с его растерянностью и забывчивостью. Что же случилось? Когда клавишник попытался открыть дверь та, как ни странно очень легко поддалась вперед. Зайдя в квартиру, парень ни кого там не обнаружил, хотел, был уходить, но в последний момент он заметил свет в кабинете Юкки и решил заглянуть туда. Не зря… Войдя в комнату он увидел просто ужасающую картину: на полу без сознания лежал его друг. Подлетев к нему, он начал его трясти.
- Ю, черт бы тебя побрал, что случилось? Очнись, ты меня слышишь, Юкки?
Блин, что же делать… прощупав его пульс, парень обнаружил, что того практически нет. Значит у него случился приступ, тогда почему он ни кому не позвонил, ну, хотя бы в скорую. Так, на раздумья времени остается не так уже и много. Точнее у Ю остается времени все меньше и меньше. Медлить нельзя.
Найдя в кармане друга ключи от квартиры, он взял его на руки и вынес его на улицу. Уложив на заднем сидении машины, Тома быстро пошел закрыть квартиру. Вернувшись в машину он выжал максимальную скорость, да, давненько он так не ездил…
Сидя под реанимацией у него появилось куча времени подумать о всем произошедшем… Юкки, бесстрашный и холоднокровный… Что же могло случиться на той встречи, кого он там увидел, что это его загнало чуть не в гроб?... надо бы у него все расспросить, только как можно дилекатнее.
Ждать пришлось очень долго, потому, что пошли какие-то осложнения, и врачи не дали ни каких гарантий. Сказали лишь – верьте и надейтесь. Да уж, выбор не велик. Надеяться и верить… это пожалуй все, что осталось. Надо бы позвонить ребятам и рассказать все. Хотя нет. Кому ты позвонишь? Шу, который за пол мира от сюда, и у которого может начаться такая паника, что Рю с ним просто не сможет справиться. Ведь тот решит приехать, а я не знаю, можно ему возвращаться или пока нет. Ведь если бы все прошло хорошо, я бы тут не сидел вместе с Юкки. Точнее сижу тут я, а он находиться между жизнью и смертью за этой здоровенной дверью реанимации. Или Хиро, который тоже у черта на куличках. Нет. Пожалуй звонить пока ни кому не буду. Подождем заключения врачей.
Парень и не заметил, как заснул. Так как эту недельку назвать простой нельзя было. Усталость давала о себе знать. Он проснулся от того, что его кто-то будил. Открыв глаза и увидев перед собой врача, он быстро вскочил, и сон сняло как рукой.
- Что с ним? Он будет жить? Как прошла операция? Скажите доктор хоть что-нибудь, я вас очень прошу…
- Я бы вам сказал, если бы вы мне дали такую возможность.
- Простите, пожалуйста, просто этот человек мне очень дорог. Как он?
- Я могу поинтересоваться, кем вы ему приходитесь?
- Я его брат, - почти не соврал, ведь мы с ним родственники, так как я женат на его сестре. Да и врач бы мне ни чего не сказал бы в противном бы случае. А звонить Мике и такое рассказывать не очень хочется.
- Пройдемте в мой кабинет… Операция прошла довольно не плохо, ели можно так выразиться. Но он потерял много крови. У него первая положительная, а у нас такой в банке нет. Найдите человека с такой группой крови и как можно быстрее.
- У меня такая группа, можете ее взять.
- Отлично, вот с этим разобрались, что казаться осложнений во время операции, сейчас его состояние стабильное, но… мы сделали все, что от нас зависело, но он попал в кому. Теперь его дальнейшая судьба зависит от него самого, точнее от его организма. Если от выдержит, то через несколько дней он придет в себя, если же нет… Пока его состояние будут поддерживать приборы.
После переливания крови, Тома все-таки отправили домой. Машину он брать не рискнул, так как безумно хотелось спать и слабость после потери крови могли бы привести к не желательным последствиям.

***

Через несколько дней все начали съезжаться обратно.
Вы представляете удивления Шу, когда он вернувшись домой чуть не снес входную дверь и ни кого не обнаружил в квартире. Точнее он обнаружить там хотел только одного человека, но и он отсутствовал.
- Тома, привет. Как дела? Ясненько, да, мы нормально, добрались, спасибо. Я тут по такому вопросу звоню, а ты случайно не знаешь где может быть Юкки? Что? Как в больнице? В какой? Скоро буду…
Те несколько дней, пока писатель находился без сознания, парнишка не на минуту не оставлял его. Даже ночевал здесь, свернувшись калачиком в кресле, стоявшим у изголовья больничной кровати. Как ни пытались мы все его вытащить из больницы, нам это не удалось, так как он палату даже редко покидал. Ребята просто смирились с этим и приносили ему еду, сидели, разговаривали с ним. Он был грустным и поникшим, такого его еще ни кто не видал, даже в самом запущенном деприсняке. На его лице если и появлялась улыбка, то очень и очень натянутая, блеск сошел с его глаз. Все очень волновались за солиста Bad Luck.
Но как говориться, и на нашей улице будет праздник, вера и надежда сотворили чудо, через несколько недель Юкки оправился и пришел в себя, радости было… Особенно у Шу.
После того, как провели еще кое-какие исследования, Эйри выписали домой, предупредив, чтобы тот обязательно принимал таблетки и не сильно нервничал.
Все казалось бы хорошо, но Ю как-то сильно изменился, он стал еще более замкнутым и не разговорчивым. Это касалось не только мелкого придурка, но и всех без исключения.

***

Юкки, любимый, что же ты со мной делаешь, что ты делаешь с собой, что происходит? Улыбнись, пожалуйста. Только один раз, этого хватит. Но, увы. Хорошо, не хочешь улыбнуться, тогда накричи на меня. Да, накричи, доведи до слез своими словами. Только не молчи. Это молчание режет без ножа на мелкие кусочки. Почему дивану ты уделяешь больше внимания, чем мне? Если я тебе надоел, то выгони. Только не относись ко мне, как к ненужной мебели, про которую забыли. Я же здесь, совсем рядом. Я снова купил самые вкусные сладости, твой любимый чай. Неужели же он снова будет соленным от моих слез, когда я буду пить его без тебя? Уже неделю. Что бы я не делал, ты никак не реагируешь. Я так больше не могу. Мне нужно чья-то помощь. Но кто, кто может это сделать? Кто может повлиять на Юкки? «Это единственный человек, который мог мне запретить и я его послушаю.» Кей… где же ты, почему так тебя не хватает! Лучше бы я, и не было бы этих страданий ни у меня, ни у Юкки, ни… Прости, я поддался слабости. Тебя не вернуть, я не имею право раскисать. Надо позвонить Томе, у него должно получится.
Длинные гудки.
—Да, слушаю.
— Сегучи-сан, вам удобно говорить?
—Да, что-то случилось?
—Не случилось, а продолжается уже целую неделю. Вы видели Юкки? Он же на меня совсем не реагирует, относится как к неодушевленному предмету, и я ничего не могу с этим поделать.
—Он не только с тобой так. На этот раз это распространяется на всех и на меня в том числе.
—Неужели же ничего нельзя сделать?
—Только не плач, хорошо?
—Я… простите…
—Понимаю. Да, это зашло уже слишком далеко, нужно действовать. Я подумаю, что можно сделать. Не расстраивайся.
—Спасибо вам, до свидания.
— До свидания, Шуичи.

Что же можно сделать? А надо еще про работу групп думать… ох, будь оно все неладно. Сколько же работы тянул на себе Винчестер…Ах, да, еще нового менеджера я так и не нашел. Но Эйри, что же, что же еще… Кажется… Да, можно попробовать занять его работой. Например…
Знакомый номер набрался сам собой.
—Здравствуй, Эйри, это я.
—Да.
—Только не вздумай бросить трубку, у меня к тебе дело, которое не терпит отлагательств. Я сейчас приеду.

***

Юкки все чаще и чаще начал засиживаться у себя в кабинете, наверное, начал работу над новой книгой, надеюсь это его хоть как-то выведет из того омута, куда он стремительно опускался.
Зайдя в его кабинет, я решил все-таки поинтересоваться:
- Юкки, ты пишешь новую книгу? О чем она?
- Нет, тут с тобой попробуй что-то написать… все равно ничего путного не получиться…
- А что ты тогда пишешь?
- Если скажу, ты меня оставишь в покое?
- Да, честное слово!!!
- Слова песни…
- Ух ты, Юкки, как ты узнал, что я не могу ничего написать, это так мило с твоей стороны… Я так тебя люблю…
И полез наградить любимого поцелуем. Писатель только привстал с кресла и посмотрел на мальчика ледяным взглядом.
- А кто тебе, мелкий придурок, сказал, что она для тебя?
- Что? Как? А для кого?
Хм, интересно, а его обещание по поводу оставить меня в покое еще в силе? Да, его словам лучше не верить – бессмысленно, все равно он их не сдерживает.
- Это Тома попросил. Для Нитл Граспер написать. Так что закати губу. И не делай такое обиженное личико.
- А почему ты мне не хочешь написать песню? Ну, пожалуйста…
- Нет, ты ведь сам говорил, что ты в этом не плохо и без чей-либо помощи справляешься. Так давай теперь не ной, что ничего не получается. Иди сам работай и мне не мешай.
- Почему ты всем пишешь, а мне помочь написать не можешь? А? Так ни честно…
- Ну, во-первых, я не всем пишу, а только Нитл Граспер, во-вторых, меня Тома попросил, а он мне не чужой человек. Так, что дуй давай отсюда.
- Вот так всегда, для тебя все намного ближе, чем я.
- А ты не знал, - с сарказмом сказал светловолосый парень.
На этих словах мелкий развернулся и со слезами на глазах покинул комнату.

***

Однажды вечером Шу подошел к любимому и обнял его сзади за плечи. Но тот лишь освободился от его объятий, встал и отошел. Потом развернулся и посмотрел на мальчика.
- Что тебе от меня надо?
- Да что с тобой такое твориться, скажи мне? Почему ты всегда на меня орешь? А?
- Ничего не случилось, - потом слегка успокоившись он добавил, - так что ты хотел?
- Я просто хотел поговорить. Знаешь, мне так понравилось в Америке, надо туда как-нибудь вместе слетать, там так классно. Знаешь мы с Рьюичи были в…
- И тут он. Да сколько о нем можно трындеть, у меня уже голова от этого болит, РЮ, РЮ, ты меня уже задрал. Вали к нему и рассказывай, как тебе было с ним вместе хорошо, только меня в покое оставь, мне ни интересно, где вы были и чем занимались, пусть это останется вашей маленькой тайной.
- Ты хочешь чтобы я ушел к нему?
- Да, сделай мне такое одолжение. Только меня не трогай.
Развернувшись, Шу весь в слезах выбежал из квартиры, такого услышать, он точно не ожидал. Конечно, Юкки не раз срывался, но это просто парня убило.
Поверь, так будет лучше, пусть ты теперь меня ненавидишь за то, что я бесчувственная сволочь, но это куда лучше, если ты меня будешь бояться и ненавидеть за то, что я убийца…
Зачем я его спросил? Что теперь будет? Меня разрывали сомнения… Я вышел на улицу. Ветер с мелкими капельками дождя повеял мне в лицо. Я ускорил шаг. Спустился вниз по какой-то улице. Мне вдруг стало жутко одиноко… Теперь я никогда больше не почувствую сладости его губ, тепла нежной кожи… Наверно, эта мысль должна меня радовать, но слёзы одна за одной стекают по моему лицу. Очень грустно и одиноко. Внутри только отчаяние. Лучше бы всё осталось как есть… Ради минутных удовольствий рядом с Юкки я готов терпеть его истерики… хотя надо ли это ему? Что я говорю… Я игрушка в руках собственно придуманного идеала человека!!! Ну почему я такой идиот?!?! Я ведь знаю, что не смогу без него… и всё равно убегаю… Боязнь не вернуться назад в сказку не останавливает меня. Что ж в любом случае слишком поздно! Я так погрузился в свои мысли, что даже не заметил, как усилился дождь. Теперь это уже ливень, который промочил меня с ног до головы.
Я попытался хоть чуть успокоиться. Вышло правда хреновенько.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение


Пол: Женский
Возраст: 29
Карма : -1
Сообщений: 18

Рег. с: Jun 16, 2009

СообщениеДобавлено: 16-06-2009 20:59:31    Заголовок сообщения:

***

Очередной вечер после работы. Господи, если бы кто знал, как я ненавижу эти вечера!
Выхожу из студии и чувствую удары тяжелых капель по голове. Черт, как всегда без зонта.…Поднимаю воротник куртки и быстрым шагом направляюсь к дому.
Мне повезло, что здание, где я работаю в паре кварталов от дома. А может и не слишком, сегодня, почему-то хочется пройтись и спокойно подумать.… Только дождь рушит все планы.
Иду, не разбирая дороги, не боясь промочить ноги, просто наступая в лужи. Мне кажется, что этот пронзительный холод забирается в самую душу.… А поняв, что там еще ледянее и тоскливей, со свистом вылетает наружу!
Прихожу домой, бросаю куда-то в сторону ключи. Иду в комнату, на ходу снимая мокрую куртку и грязные ботинки. В квартире полнейший бардак, но мне почему-то все равно. Тут мои размышления прерывает звонок в дверь.
Открываю двери, а на пороге стоит в истерике и слезах Шу, с которого в придачу стекает ручейками вода.
- Что случилось? Заходи давай. – он обнял парня за плече, слегка подталкивая вперед в квартиру. – Тебя всего трясет, на полотенце, вытрись, иди переоденься, вот тебе мои вещи, думаю подойдут, пока твои не высохнут. А теперь давай рассказывай, что произошло…
Толком разговорить Шуичи не удалось. У него была такая истерика, что что-либо спрашивать было бесполезно, так что я просто решил с ним тихо посидеть…
Домой парнишка вернулся специально поздно, чтобы лишний раз не нервировать человека, который его сильно обидел, но тем ни менее оставался ему дорогим. Он стоял на улице перед домом, пока не дождался выключения света и еще пару минут, чтобы Ю наверняка уснул. Зайдя в квартиру, свет он не включил, побоялся, и по этому чуть не навернулся и не разбил дорогую вазу. Потом все-таки добрел до дивана и улегся спать.
Юкки сидел очень долго над книгой, потом, посмотрев на часы, понял что время уже за полночь, а Шу еще не вернулся он решил лечь спать. Заснуть ему не удалось, и он слышал, как домой вернулось «чудо».
О, зацепился об тумбочку, не упал, кажись, скинул мне подаренную вазу, если он ее разобьет, то я ему завтра такое устрою, что мало не покажется. Странно не разбил. Зацепился за ковер, слегка навернулся, все, наконец-то улегся. Зачем же было так напиваться? Ладно, теперь можно спокойно спасть. Надо бы перед ним завтра
извиниться.

***

- Что делаешь? - спросил Ю, зайдя в комнату к Шу.
- Пересматриваю снимки с нашей поездки в Амер…- и тут сразу же осекся, вспомнив вчерашнюю реакцию любимого на эти слова.
- Слушай, я тут что-то тебе хотел сказать. В общем извини за вчерашнее, я просто был не в себе, а тут ты под руку навернулся и я с горяча все это тебе наговорил…
- Ничего, я тоже бывает, что-то скажу, а потом жалею, давай просто забудем, я тебя уже простил.
- Кстати, может, расскажешь, чем вы там, в Америке занимались?
- Тебе действительно это будет интересно?
- Да, только давай пойдем проветримся куда-нибудь. Согласен?
- Да, конечно, что за вопрос. Только ты не против чтобы я вечером кое с кем встретился? У меня уже есть планы… Ты не против?
- Конечно, раз ты договорился уже…
О планах парень решил не спрашивать и ничего не говорить, так как они только померились и очередной ссоры им не надо. Так, что мы быстро собрались и пошли в парк, разговор как-то не клеился, как и все до него. Я пытался не вставлять комментарии в его рассказ и не начать на него опять кричать из-за того, что он постоянно говорил какой Рю славный. Кажись, судьба сыграла со мной злую шутку – я влюбился в это мелкое чудо и теперь его ревную по поводу и без. На меня это вовсе не похоже. А из-за моей ревности страдает только он.
Прогулявшись по парку, мы вернулись к дому. И только я хотел предложить зайти в магазин, чтобы купить чего-нибудь вкусненького, тут же вспомнил, что у него были совершенно другие планы: быстренько попрощавшись, он сказал, чтобы я его не ждал и зашагал прочь по направлению к темно-вишневому БМВ, рядом с которым стоял стройный темноволосый красавец. Вот уж не думал, что Рю насмелиться его забрать прямо у меня на глазах. Я сжал руки в кулаки и больше не мог даже пошевелиться. Стоял и пристально смотрел на то, как они улыбнулись друг другу и, сев в машину, умчались прочь. Вот оно как бывает: не признаешь ревности в свой адрес, и сам просто пылаешь от нее. Я его только к этому подтолкнул. Иди, мол, там тебе будет лучше. Я же сам его сначала прогнал, а теперь и сам отпустил его.
Хочется умереть. Это ужасно больно. Невыносимо. Но я это заслужил. Неужели я заставлял Шу чувствовать то же самое? Неужели он так же мучился? Я точно это заслужил. Нет мне ни прощения, ни пощады. Но ведь Он любит меня? Может, еще не поздно все исправить?
Давно пора было показать мне, что я могу потерять его. Могу. Но не потеряю. И даже если уже потерял, верну. Иначе нельзя.
Я никому не отдам тебя, Шуичи. Я действительно чертов эгоист, но сейчас это мне только на пользу.

***

- Ну, как прошел день? – спросил Рю, заводя машину.
- Отлично в целом. Было весело, – ответил я без эмоций в голосе.
- Так интересно наблюдать, когда человек говорит одно, а чувствует абсолютно другое. У тебя это особенно выразительно сейчас получилось.
- Нет, я правду говорю. Все прошло замечательно. Просто в данный момент я чувствую себя паршиво. Поэтому так и разговариваю, извини.
- Если хочешь поделиться, то давай рассказывай. Вообще-то, чем больше ты говоришь о своих проблемах, тем ничтожнее они тебе кажутся. Проверено.
- Я даже не знаю с чего начать… - с грустью сказал я.
- А ты не смотри на меня и представь, что один. Можешь даже глаза закрыть, чтобы остаться наедине с собой. И расскажи то, что тебя тревожит. Самому себе в первую очередь. Только ты поаккуратнее, я же веду машину, сильно не шокируй, хорошо? – улыбнулся Рю.
- Не волнуйся, все довольно банально и просто. – Я улыбнулся в ответ и закрыл глаза.
Несколько минут я просто сидел и думал, что сказать.
Нелегко было вот так взять и начать разговаривать с собой в присутствии другого человека. И шум отвлекал, и просто мысли путались.
А потом перед глазами возник Юкки. Так Явно и Четко, что я даже перестал обращать внимание на окружающий мир. Улыбка тут же исчезла с лица. На душе стало невероятно тоскливо,… а глаза наполнились слезами. Вся моя ревность и злость испарились, будто и не бывало их никогда. Только дикая щемящая тоска… и отчаянная бездонная любовь. Перед глазами проносились все наши самые близкие моменты, доставляя лишь боль, заставляя замирать от осознания того, что это лишь Прошлое.
Все в прошлом. Все?... Нет, я не могу так. Не хочу…
Он растворялся и уходил. А я был абсолютно не в силах удержать его.
- Юкки, – одними губами прошептал я. – Не бросай меня, не уходи…
По щекам потекли соленые тонкие ручейки.
Я закрыл лицо руками и солист Нитл Граспер резко свернул к обочине.
Остановил машину и крепко обнял меня. Прижал к себе, словно испугался моих слез.
Я тяжело вздохнул и уткнулся ему в плечо. Но слезы отступили, когда я ощутил его поддержку.
Убедившись в том, что я немного пришел в себя, Рю расслабил руки, но не выпустил меня из них.
- Я просто люблю его, Рьюичи. Как никого больше, – произнес я и посмотрел ему в глаза.
Ну, давай же, пойми все сам, без лишних дальнейших вопросов.
- Но вы снова поругались, как я понял?
- Не то чтобы... Просто это я себе спокойно признаюсь в том, что люблю. А он не может этого признать. Боится, стесняется, путается… А мне от этого только хуже. И больше так продолжаться не может.
- Еще бы… Слушай, Шу, а ведь он видел, как мы уехали. – Лицо Рю озарилось улыбкой.
- Видел. И что?
- Поверь мне, для него сейчас все прояснится. И все встанет на свои места.
- Хотелось бы верить… Рю, а может, не поедем ни по каким кафе, настроение не то… - аккуратно спросил я.
- Как скажешь. Значит, поедем пить пиво и отдыхать. Надо тебя отвлечь, – ответил солист и легонько чмокнул меня в кончик носа.
Весь оставшийся путь я слушал музыку и размышлял о том, какими интересными получаются разговоры, если обниматься.

***

- Заходи, Шу, располагайся. - Рю распахнул передо мной дверь своей квартиры.
- Спасибо! – улыбнулся я и зашел.
Поставил пакет с пивом и прочими вкусностями на пол и снял обувь. Ощутил руки Рю на плечах – он помог мне снять куртку.
- Рю, а зачем мы столько всего набрали? – спросил я, относя пакет на кухню.
- Ну не будем же мы бегать за добавкой, а ночь будет чертовски длинной, как я понимаю… - Какая прямота и искренность, поразительно!
- Ночь? – Вопрос скорее кокетливый, чем удивленный, – Мы так не договаривались…
- Да ладно, Шу, не волнуйся. Как только захочешь уехать, я вызову тебе такси. И даже провожу тебя до дома, – парень, прихватив пару бутылок пива, провел меня в гостиную.
- Слушай, может, это ты что-то делаешь не так или что-то говоришь не то? Может вам пока пожить отдельно?
- То есть Я, по-твоему, выгляжу слишком дерзко и угнетающе? – Опять сплошное кокетство в голосе.
- Да при чем здесь ты? Выглядишь отлично, особенно сейчас. Возможно ему надо время, чтобы прийти в себя? – но, заметив, что улыбка исчезла с моего лица, он предложил сменить тему и выпить.
- Ну, тогда выпьем за меня? – нескромно предложил я. Хотя мне больше хотелось выпить за него, за чуткого и гостеприимного красавца, отличного солиста и психолога по совместительству.
- Да, Шу. За тебя! За твою успешность и индивидуальность, и за твое не менее успешное будущее. За успешное будущее наших групп. – На губах Рю заиграла доброжелательная улыбка.
Звонко стукнувшись бокалами, мы сделали по глотку. Пиво было просто ледяным, но это не лишало его вкуса. В конце концов, это было отличное японское пиво.
Есть особо не хотелось, как и готовить что-то, поэтому мы взяли готовую пиццу и пару пачек чипсов. К тому же я не рассчитывал остаться на ночь…
Но, глядя сейчас в эти волшебные синие глаза, я понимал, что хочу остаться…
Мне было потрясающе уютно здесь с ним. Все, что меня тревожило, осталось где-то там, за порогом. Мы сидели и разговаривали обо всем на свете. Рю был потрясающим слушателем, он не просто сидел и молчал, когда я ему долго и увлеченно что-то рассказывал. Он слышал меня, чувствовал то, что я говорю. Впитывал каждое слово. А потом высказывал свою точку зрения, причем мне таких вещей еще никто не говорил… Порой так неожиданно честно и открыто, что у меня даже это в голове не укладывалось…
Тем более что голова у меня просто кружилась от всего этого…Я и Рю… наедине, слегка захмелевшие, теплая ночь, окутавшая город, легкая музыка, приглушенный свет…
Меня просто безумно тянуло поближе к нему, особенно сильно, когда я вспоминал объятия в машине. Я поймал себя на том, что сижу и нагло любуюсь его жестами, его эмоциями и манерами. В нем было красиво все, начиная от того, как он крутит бокал в пальцах, заканчивая тем, как он садится в любимое кресло…
- Слушай, может быть, потанцуем? – спросил я неожиданно.
- С удовольствием. – Кажется, что он этого и ждал. Встал и протянул мне руку.
Земля ушла из-под ног, когда я ощутил его руки, сомкнувшиеся у меня за спиной. Мы были одного роста и буквально столкнулись взглядами. Он молча смотрел на меня и слегка улыбался. Черт возьми, я даже стоять рядом спокойно не мог, о каком танце я вообще спросил?.. Но я держался. Правда, только первые секунд 5. Потом спросил:
- Что же ты делаешь со мной? – почти шепотом, вопрос, по сути, не требующий ответа…
- Ничего противозаконного и противоестественного: мы же просто танцуем, – улыбаясь, ответил он.
Я не мог больше смотреть на эту улыбку. Слишком сильно хотелось попробовать его губы на вкус.
Слишком…
Я аккуратно и нежно коснулся его губ, сам боясь этого поцелуя.
Рю задержался на мгновенье, словно запоминая этот момент, но потом вдруг отстранился от меня и прошептал:
- Не надо, Шу… прошу тебя…
Это меня удивило, но почему-то распалило еще больше. Я прижался к нему и страстно впился в его губы. Они были слишком сладкими, от них просто так нельзя было оторваться. Рю ответил мне со всей страстью, что была во мне, он целовал меня горячо и безумно, забываясь и сгорая… Затем вдруг оторвался от моих губ и сделал шаг назад.
- Подожди, Шу… - Он тяжело дышал и буквально сжигал меня взглядом. – Объясни мне, чего ты хочешь: *** или поддержки?..
Я даже не знал, что ответить, слишком все перепуталось. Я просто стоял и смотрел ему в глаза. Все казалось так просто, а он почему-то отталкивает меня…
- Пойми, я безумно хочу тебя, Шу, – продолжил Рю. – Но нам не стоит этого делать. Почему? Просто потому что в твоем сердце есть другой. Тебе будет сейчас сладко и жарко со мной, но с утра твоя совесть тебя замучает. Ты не сможешь даже в глаза мне смотреть, просто потому что любишь другого. А нам все-таки еще вместе работать. Если сейчас я не оттолкну тебя, то завтра ты сам оттолкнешь меня. Мне бы этого очень не хотелось… К тому же…
Резкий телефонный звонок остановил пламенную речь Рю. Я взял трубку, на ее экране светилось «Юкки». Вовремя. Прямо не раньше, не позже. Сердце предательски забилось и заныло.
- Ответь… - печально произнес Рю и вышел из комнаты.
- Да, Юкки, слушаю, - я еле собрался с мыслями, и голос мой даже не дрогнул.
- Шуичи? Где ты…? Я волнуюсь… - произнес Ю неожиданно ласково и тревожно.
- Я… я в гостях. Скоро приеду, не волнуйся. Дождись меня, не ложись спать, ладно?
- О чем ты, я даже поужинать не могу, какое тут спать! Приезжай поскорее, хорошо?
- Да. Все, выезжаю… Жди.

Подъехав к дому и отпуская руку Рьюичи, глядя в его сказочные синие глаза, я смог сказать ему лишь одно:
- Спасибо…
- Всегда рад помочь. Прости, если что-то не так. – Он печально улыбнулся и уехал.

***

Юкки ждал меня в моей комнате, сидя на полу, прислонившись спиной к кровати. Он сидел в абсолютной тишине и с выключенным светом. Сначала я даже подумал, что он уже уснул.
- С добрым утром! – произнес я, включая свет.
Он поднял на меня взгляд, щурясь от яркого освещения.
- Где ты был? – Строгий голос Юкки звучал ниже, чем обычно.
- Я?... Я же сказал, что в гостях. – Я встал напротив него и сделал невинное лицо.
Тот резко вскочил и посмотрел на меня в упор.
- У НЕГО в гостях, черт возьми?!
Я хотел было отвести взгляд, но не смог: Ю буквально держал меня, поэтому я просто отошел в сторону и тихонько сказал:
- Да…
Юкки схватил меня за руки и притянул к себе, видимо, чтобы больше я не смог отойти.
– И чем вы у него занимались?!...
Его злость меня радовала, если честно. Никогда прежде я не видел его таким. Но я чувствовал, что это еще не предел, поэтому злил его еще больше:
- Мы пили пиво, разговаривали, танцевали… - Невинный взмах ресницами.
- Между вами что-то было, Шу? – парень немного ослабил хватку, но его тон был все таким же ревностным.
- Что ты имеешь в виду? – Я просто играл с ним, не понимаю почему, но мне это безумно нравилось.
- Не отвечай вопросом на вопрос, – уже спокойнее произнес писатель – Я повторю еще раз… Между Вами что-то было?
- Мне не понятен вопрос. Что ты имеешь ввиду под словом Что-то?... – Господи, да я уже просто издевался.
Юкки вцепился в мои руки, и я даже вздрогнул от боли.
- Черт возьми, ты что совсем *** или меня за идиота держишь?! – Он уже почти кричал.
- Тише, не ори так. - А что именно ты хочешь услышать? – Какой же я все-таки гад. Стою и нагло улыбаюсь.
- Правду! – Бедный парень уже просто кипел. – И даже не думай мне врать, сволочь!
Я понял, что уже хватит. Руки уже просто отнимались, а видеть Юкки таким я уже не хотел. Мне было достаточно его злости, не хватало только рукоприкладства.
- Ю… - Я преданно посмотрел ему в глаза, – Между мной и Рю ничего не было. Отпусти мои руки, мне уже больно…
- Совсем ничего? – Казалось, что моей просьбы по поводу рук он даже не услышал.
- Мне хотелось этого… Я даже не знаю, почему мне так сильно хотелось… Но Рю не позволил мне совершить такую глупость. Он знает, что я люблю тебя.
- Надо же какой хороший парень... – Слова полные сарказма и издевки.
- Он просто честный. И отпусти мои руки или будешь потом синяки замазывать.
Тот отпустил меня, достал сигарету и вышел на балкон.
Я прошел следом. Поежился от ночной прохлады и встал рядом.
- Ты сердишься на меня, Юкки? – Я аккуратно положил руку на его плечо.
- Нет, Шу. Я просто успокаиваюсь, – произнес он и затянулся сигаретой. – Ты не представляешь себе, что со мной было, пока тебя не было. Я же места себе не мог найти. Все-таки я привык, что ты всегда рядом… и вдруг тебя нет. И самое ужасное, что я знаю, что ты с тем, кто может тебе заменить меня.
- Не может, Юкки. – Я аккуратно вынул из его пальцев сигарету и затянулся сам. Горло обжег едкий дым. Я закашлялся, все-таки курить я не умел.
Возлюбленный отобрал у меня ее и выкинул.
Ю жадно прильнул к моим губам.
Его поцелуи были родными до боли. Я знал его губы наизусть, знал каждый кусочек его рта, но это лишь доставляло удовольствие, особенно сейчас, ведь мы так давно не целовались… Казалось, что я прожил за этот день целую жизнь, но она перестала существовать, когда я ощутил его так близко.
Он схватил меня за бедра и усадил на подоконник. Я скрестил ноги у него за спиной и прижал его к себе.
Тот оторвался от моего рта и прошептал:
- Шуичи, я люблю тебя, очень люблю…
- Правда? – Я все еще не верил тому, что слышу.
- Да, правда,… Безумно люблю, прости, что не говорил тебе этого раньше…
- Плевать мне, на то, что раньше. Мы же живем сейчас… - Я провел пальцами по его лицу и добавил: – Холодно здесь, пойдем в комнату.
- Ты мой. Только мой, слышишь?
- Юкки, я буду твоим всегда… Только не оставляй меня… - Я прильнул к его губам.
Ю целовал меня долго и нежно, заставляя меня умирать от счастья…
Мы лежали на полу, в куче одеял и подушек, любимый пальцами перебирал мои волосы.
- Да, у меня для тебя есть небольшой подарок… - вдруг сказал он.
- Ммм… И почему ты мне его до сих пор не подарил?
Он ничего не ответил, сел, удобно умостился на подушках и начал… петь….
Shikai wo nukedashita panorama no dimension
Kanpeki na gitai wa tada furueru
Cheap na shokushu wa mitsu wo motomeru reaction
Tsumetakutemo hiwai na kimi ga mitai

Nanairo ni moteasobu waki-da-sh(i)ta kairaku no umi
Kage ga fuchidoru game kono sekai kara uchinuke

Эту песню я узнал с первых слов, потому, что я видел эти слова раньше. Но слышать ее в исполнении Юкки было удивительно… приятно.
Я хотел было подпеть, но не смог… Какого черта я вокалист в группе, если у Юкки такой красивый голос?…
Kiss shining kodoku wo katashidori
Karamaru koukai ga kuu wo kiru
Make me shining chirabaru kokoro no hahenra
Mabushiku sugisaru kibou ni

Kiss shining hitomi ni kuchizukete
Toke dasu hanabira mo jama ni naru
Kill me shining irozuku shigeki no hate ni
Kagayaki hajimeta maboroshi

Я сидел и внимательно слушал… Наслаждался этим моментом. Ведь он пел только для меня. И пел к тому же…
Я плакал от счастья. А Ю все пел и пел для меня…
Please don't cryin' kodoku wo katashidori
Karamaru koukai ga kuu wo kiru
Make me shining chirabaru kokoro no hahenra
Mabushiku sugisaru kibou ni
"Shining Collection", от "Iceman"

Но все когда-нибудь заканчивается, и этот волшебный вечер тоже. На утро мой любимый снова стал холодным, и казалось, глубоко ушел в себя. Тут меня пронзило ледяное дыхание внезапной догадки – во время моего отсутствия что-то случилось и именно это что-то привело Юкки в больницу, а я, мелкий придурок, даже не спросил. Пытался вывести его из депрессии, причины которой даже не знал, не удивительно, что ничего не получилось. Он любит меня, теперь я это точно знаю. Так неужели я не смогу помочь ему, неужели я на самом деле абсолютно бесполезен?
— Юкки, можно с тобой поговорить?
— О чем? — снова полный безразличия к моей персоне голос.
— За ту неделю, пока меня не было, что-то случилось и это что-то от меня скрывают. Но самое страшное для меня не это, а то, что это вредит тебе. Что с тобой? Пожалуйста, только не молчи. Я очень хочу тебе помочь, но не смогу, если ты мне ничего не скажешь. — Эту тираду я выдал на одном дыхании и, как приговора, ждал твоего ответа. Повисла длинная тяжелая пауза.
— Ты хочешь знать правду? — не дождавшись ответа, ты вышел из квартиры.
Только не уходи, Юкки, нет, не сейчас, не… чувствую, что вот-вот заплачу. Но бегу за ним. Он, так и не остановившись и даже не обернувшись, быстрыми шагами шел впереди, а я почти бежал за ним, еле сдерживая подкатившие к горлу слезы. Именно этого он так не любит, но я ничего не могу с собой поделать. Внезапно он остановился возле лавочки в парке. ТОЙ лавочки. Где-то здесь еще есть ТА надпись. А есть ли мы?
— Значит, все-таки хочешь услышать правду?
— Да. Любую, только правду.
— Что ж, но будь готов, что после этого мы расстанемся.
— Что?.. да… только скажи…
Эйри сел на лавочку и предложил мне место рядом. Я сел.
— Ты, наверное, знаешь некоторые детали моего прошлого.
— Да.
—Хорошо, значит пересказывать надобности нет. А тебя я специально отправил в Америку, потому, что был найден человек, который в тебя стрелял.
Я слушал его рассказ и не мог поверить. Внезапно он замолчал, на самом важном месте.
—Юкки?
—Дальше не твоего ума дело.
—Думаешь, я не пойму?
—Да.
— Значит, несмотря на слова любви, я для тебя так и не стал чем-то большим, чем мелкий придурок, который мешает работать и из-за которого одни проблемы? — больше не могу сдерживать слезы, они текут без моего желания.
— Нет, — он смотрел мне прямо в глаза. — Это из-за меня у всех проблемы и у тебя тоже. Это мое прошлое не дает вам спокойно, да что там, даже просто жить.
— Не говори так, не надо…— но он не дал мне договорить и продолжил рассказ.
—...больше он не появится в нашей жизни. А теперь прощай.
—Нет, ты не сказал всю правду. Если все закончилось мирно, то почему ты попал в больницу?
—Ты прав, но все равно не поймешь.
—Пойму, слышишь, пойму!
Юкки на минуту замолчал.
—Ты сам этого хотел, но помни, мы расстанемся.
Я только кивнул.
—Я убил его.
У меня пропал дар речи.
— Я же говорил…
— Нет, — с трудом превозмогая спазм в горле, говорю я, — ты же не специально…
— Да, но убил. Единственный свидетель сказал, что он сам нажал на курок, пистолет до самого конца был в его руке, но…
—Юкки, ты не виноват, это была самозащита!!!
— Да… теперь ты знаешь все и…
— Почему, почему мы должны расстаться?..
— А разве ты согласишься остаться с убийцей, да еще и серийным?
— Что ты такое говоришь, я никогда, никогда тебя не брошу, я всегда буду рядом, я… я … я же ЛЮБЛЮ тебя!!! Неужели ты этого не понимаешь?
Я опустил глаза и готов был разрыдаться с новой силой, но вдруг почувствовал на своих руках горячие капли…
— Юкки?.. — по его щекам катились слезы. Я больше не мог этого выдерживать. Почти не контролируя свои действия, подаю перед ним на колени, начинаю целовать такие дорогие руки.
— Из-за меня гибнут люди, а ты готов остаться со мной? Что же ты такое?
—Почему ты говорил, что я не пойму?
—Потому, что нормальный человек не должен, не может…
— Тогда я не хочу быть нормальным, я хочу и дальше оставаться мелким придурком, только слышать это от тебя и ни от кого больше.
— Я… больше никогда не назову тебя так, слышишь, никогда. Потому, что люблю тебя.
— Значит это все-таки правда?
— Да. И еще, извини за песню. Сейчас я бы с удовольствием написал ее для тебя, но тогда Тома попросил сделать это для NG. Если честно, то она далась мне очень не легко, и я не знаю, смог бы я написать ее для тебя в том состоянии.
—Ну, конечно. И потом, мы все равно снялись с концерта и будем в качестве помощников и зрителей.

***

Этот знаменательный день приближался, день самого грандиозного концерта – награждения премиями самых и самых во всех смыслах. Туда попасть не каждому удается. В этом году были номинированы Бед Лак, как новая группа, которая в кротчайшие сроки произвела фурор в сфере шоубизнеса и Нитл Граспер. Первым, конечно, пришлось отказаться от участия, поскольку новой песни у них не было, а петь старые на таком конкурсе было, по меньшей мере, просто не корректно.
Но пропускать такую возможность – побывать на всемирно известном конкурсе нельзя. Они туда все равно поедут, только в качестве сопровождающих Нитл Граспер, не плохая участь: лучший пятизвездочный отель, вип места на концерте…
Рю намерен исполнять новую песню, что была написана Юкки в не далеком прошлом.
До концерта оставалось всего ничего, 5 часов. На площадке, которая была размером с футбольное поле, проводились технические работы, сопровождающий персонал проверяют сцену, конструкции, которые будут задействованы в номере, параллельно группы делали прогонки, звукооператоры настраивали аппаратуру, перед сценой метались в панике продюсера и на сцене нервничали артисты.
Друзья и все остальные могли спокойно наблюдать за всем происходящем или же пойти потыняться по городу.
Поскольку ребятам было заняться не чем, то Юкки, Фуджисаки и Хиро двинули осматривать окресности, а Шуичи остался наблюдать за всем происходящем сам. Да, на фоне остальных групп, Рю с ребятами выглядели спокойными, уверенными в себе и просто профессионалами.
Мелкий просто ими гордился и слегка завидовал тому, что он не может точно так же сейчас выступить. Хотя винить за это ему не кого, разве, что только себя. Ведь это он всех подвел. Странно, что все так с пониманием к этому отнеслись.
Он предчувствовал, что будет тут твориться вечером.
До концерта оставалось пара минут, а Ю с парнями еще не вернулся. Позвонив им, выяснилось, что они попали в пробку и будут через несколько минут, но подниматься на верх не будут, останутся внизу.
- И так, на сцену выходит очаровательная группа, вокалист которой обладает необыкновенным голосом и харизмой, да, что тут говорить, слова не нужны, ведь я слышу, что вы их узнали. И так, встречайте – несравненные Нитл Граспер.
Под вспышки фотокамер, оглушительные крики безумных фанатов, они двигались по направлению к сцене, которую освещал совершенно не естественный, но давно привычный свет софитов.
После нескольких минут их присутствия фан зона с огромной скоростью начала наполняться фанатками. Толпы девчонок сразу же ринулись в их сторону.
Это было что-то, такого Шу не видел никогда. У него конечно есть фанаты, но то совсем не сравниться с этим…
Интересно, я когда-то достигну такого же уровня как они. Наверное нет… печально. Хотя мне не раз Рю говорил, что ровняться на него это бессмысленно, так как он живет свою, а я должен жить свою жизнь. Я не должен копировать жизнь и ошибки других людей. Я все это то понимаю, но хотелось бы вот так выступать, как они.
Они начали петь… Публику накрыла волна восторга…

В поле зренья, превосходящем панораму, ее предел,
Нам остался уподобленья скромный удел.
Прикоснуться, быстро отпрянуть от раскрытия тайны,
Скрыть ответ, и не выдать правды непристойный секрет.

Тут Рю резко прерывает свое пение и поднимает глаза в зал и …
- Шуичи, ты здесь? Выходи сюда, к нам, эта песня посвящается тебе, Юкки написал ее для тебя, а я ее для тебя пою… Давай быстрее…
Я сидел пару минут как привязанный к креслу, потом срываюсь с места и бегу по проходу, люди заливаются овациями, земля уходит из-под ног, но такое ощущение, что у меня вырастают крылья и я парю, тем временем Рюичи продолжает петь…

Но нахлынут чувства, как вода, размывающая радуги цвета.
Тронут мир переливчатой игрой; кистью, как клинком, разрубающим покой…

Kiss shining, в бездну одиноко устремись,
Сожалений сорви с души затянутую нить -
Make me shining, свет осколков сердца, рубиновых брызг,
Чье сиянье пустых надежд чудеснее!

Я поднимаюсь на сцену и зал захватывает новая волна криков и аплодисментов… Такое ощущение, что все это происходит не со мной. Мне техники быстро выносят дополнительный микрофон, и я вместе со своим другом запел в унисон…

Kiss shining – на виду так сладок поцелуй!
Вихри страсти, подобно лепесткам, нас унесут.
Kill me shining, растворяя в цвете потоками струй,
В первом свете начала дня чудесного!

Не ужели Юкки эту песню написал для меня?.. Я так на него злился из-за того, что он не хотел писать мне, а как он мне мог написать ее, если она обо мне… Я действительно невнимательный, если не заметил этого раньше… Я быстро провожу глазами зал, и мой взгляд задерживается на одном очень привлекательном молодом человеке в солнцезащитных очках. Не может быть? У меня захватывает дыхание… Это он… Мой Юкки… Юкки… Сегодня я пою лишь для тебя, любимый...

Please don't cryin', в бездну одиноко устремись,
Сожалений сорви с души затянутую нить -
Make me shining, свет осколков сердца, рубиновых брызг,
Чье сиянье пустых надежд чудеснее!

Сегодня мы зажигали По-полной!!! Весь стадион содрогался от нашего звучания! В тот момент все мысли исчезли из моей головы, и я полностью отдавался делу. Я пел, вкладывая в песни всю свою душу, стараясь
передать, те чувства, эмоции, которые накопились во мне за последнее время.

***

Наконец-то все закончилось, все живы и счастливы. Просто идиллия, даже не верится, что Шуичи больше не плачет из-за Юкки Эйри, не впадает в депрессии и творческие кризисы, больше не пререкается с Фуджисаки. Обе группы снова дают концерты. Вчера отыграли совместный концерт, на котором была исполнена дуэтом песня, написанная Юкки. Почему же я чувствую себя чужим на этом празднике жизни? Хотя и отчетливо осознаю, что нужен в группе… или нет? В конце концов, в NG нет гитариста и ничего страшного, есть же два клавишника… Каждый стремится к своей мечте, а я? Я не могу ее сформулировать. Все прошлые стремления, желания просто рухнули, как… даже не могу сравнение придумать. Защищать Шу теперь будет Эйри, точнее, это будет взаимно. Сато и Сайя теперь тоже в безопасности и не мне мешать им жить счастливо, тем более что они скоро станут родителями. В жизни каждого появился смысл, а из моей он куда-то пропал…
— Молодой человек, а ничего, что этот стакан коньяка последний в бутылке? — и с чего это бармену об этом беспокоится?
—Нет… — на большее количество слов просто не хватает желания.
— Что случилось, Накано? — Что? Тома? Откуда он здесь взялся?
— Все в порядке.
— Не похоже на это. Ты же вроде бы не пьешь?
— Людям свойственно меняться.
— Ладно, не хочешь – не рассказывай, но, по-моему, уже хватит. Давай я подвезу тебя домой.
И хотя тон этого нежданного собеседника не приемлет возражений, я все-таки откажусь.
— Нет, спасибо, Сегучи-сан, я сам.
— Только не в таком состоянии.
— Вы меня за ребенка принимаете? Я сам вызову себе такси.
— Спасибо, успокоил. Но пообещай, что пить больше не будешь.
—Хорошо, рассчитаюсь и уеду. Вам не стоит беспокоиться.
—Что ж, до встречи.

Выхожу из бара. Да, не ожидал увидеть Хиро в таком состоянии. Что же случилось? Он не скажет. Его мотоцикл? Он что, собрался оставить его здесь и уехать на такси? Что-то не верится. Надо подождать, а то еще натворит чего-нибудь. Сажусь в машину – не стоит привлекать к себе внимание. Минуты через три гитарист тоже выходит из бара и направляется к своему железному коню, садится... Нет! Ни в коем случае!
—Хироши, остановись!
Не слышит. Надо действовать быстро. Был бы здесь Кей… Но его нет. Подхожу ближе.
— Остановись!
Не слышит. Что ж, сам попросил.

Пытаюсь завести мотоцикл. Слышу, как кто-то что-то мне говорит, или не мне… внезапная боль в челюсти и от встречи с асфальтом. Какого?! Алкогольный туман постепенно рассеивается. Чувствую, как кто-то пытается меня поднять. Окончательно прихожу в себя, открываю глаза, поднимаюсь сам, оглядываюсь. Передо мной стоит Сегучи Тома.
— Что это было, Накано? — его голос скорее встревоженный, чем рассерженный.
— Я… — если бы не было так темно, то он бы заметил, как мое лицо вспыхнуло краской стыда.
— У тебя что-то случилось – это уже не вопрос, а утверждение. Ты плохо выглядишь. Далеко отсюда до твоей квартиры?
— Я не знаю. Я ехал, куда глаза глядят, и приехал сюда и даже не представляю себе, где мы.
— Что ж, тогда я вызову человека, что бы завести твой мотоцикл ко мне, так как это ближе всего. Тебя я сам туда отвезу. И возражений не принимаю – ты еле на ногах стоишь.
Спорить смысла нет. Сажусь в его машину, через несколько минут, когда все было улажено, мы поехали. Хоть он и сказал, что его квартира ближе, чем моя, но в моем состоянии и эта дорога показалась мне очень долгой. Когда я вышел из машины, свежий воздух, казалось, облегчил состояние, но скоростной лифт все снова вернул обратно. Тома только успел открыть дверь и указать в сторону туалета. Что ж, поздравляю тебя, Хиро, ты напился спасибо хоть не до зеленых чертиков. Смутно помню, как опустился на диван в гостиной, и хозяин
бережно накрыл меня пледом.

***

Так… похоже насчет зеленых чертиков я вчера погорячился: показавшаяся вчера грязно-зеленой плитка в ванной и туалете оказалась нежно-кремовой. Голова болит нестерпимо. Никогда, никогда больше не буду пить вообще и тем более бутылку коньяка в одиночестве. Интересно, что бы сказали ребята, если бы это увидели? А Кей? Снова лицо залила краска. К счастью сегодня выходной.
— Доброе утро, завтракать будешь? — Он что, все время будет подходить вот так вот сзади?
— Доброе утро, даже не знаю… — состояние все еще внушает опасения.
— Ну, чай тебе точно не повредит, — улыбнувшись, Тома пошел на кухню.
Как странно провожать взглядом на кухню президента NG-production, идти за ним следом, наблюдать за грациозными движениями при вполне обычных действиях, и отмечать, что сейчас он больше чем когда либо похож на виртуозного клавишника чем на сурового начальника. Погруженный в эти мысли, не замечаю, как на автомате сажусь за стол, беру поставленную передо мной чашку с горячим чаем, продолжаю наблюдать за ним. Из этого состояния меня выводит его мягкий голос:
— Вы что с Шуичи поссорились?
—Нет, с чего вы взяли?
—Просто ты бываешь таким, когда у вас что-то не так.
— Нет, мы не ссорились, у Шу все в порядке.
—А у тебя?
—У меня просто плохое настроение, с кем не бывает.
— Насколько же плохим должно быть настроение, если человек, который не пьет, выпивает один бутылку коньяка? Складывается впечатление, что ты теряешь интерес к жизни.
—Я… нет…
— Не совсем уверенный ответ.
— Просто я чувствую, что все, что я делал раньше теперь не нужно.
— Даже твое участие в группе? — недоверчиво спрашивает Тома.
— Нет, но группа не забирает все свободное время…
— Понятно, раньше ты проводил его с Шиндо, а теперь он с Эйри, и хоть ты рад за него, теперь один остался ты. Я правильно понял?
— Да.
— Ты его любишь?
— Что? Кого? Шуичи? Конечно, но только как друга или брата. Этот человек мне действительно дорог. Он вывернет себя на изнанку, но поможет тем людям, которые будут нуждаться в его помощи, он сделает все, чтобы достичь поставленных целей, если он верит во что-то, то обязательно это сделает. Главное, верить в него. Просто, вы все очень плохо его знаете, и прошу вас, не судите книгу по обложке. Она может оказаться куда интереснее внутри, чем снаружи.
— Ого, я не думал, что ты так о нем заботишься. Извини за мои не верные догадки.
— Ничего страшного. С кем ни бывает. Тем более пресса об этом трезвонит по поводу и без…
— Да, журналисты умеют лезть не в свое дело, это у них в крови от рождения заложено.
— Ха, это точно…
За разговором время пролетело незаметно, и близилось к вечеру. Тома осознал, что Хиро куда более интересный собеседник, чем он думал. Выпитый утром чай уже испарился в желудке, и проснулось легкое чувство голода. Поскольку Тома последнее время питался лишь бы где, то запасы еды в доме были не замечены. И по этому ребятам пришлось идти ужинать в ресторан.
— Вкусно, правда? Ты такое раньше пробовал?
— Нет, я не ел до этого что-либо из европейской кухни. Но мне определенно нравится.
— Я же говорил…
¬— Слушай, а ты просто так катаешься на мотоцикле или это твое хобби?
— Мне они безумно нравятся, особенно последние модели, в которых поставлены новые двигатели от Феррари, ты такие еще не видел, их мощности хватает, чтобы разогнаться до 450 км в час, но сама конструкция сделана так, чтоб ты мог на нем удержаться. Наверное тебе это не интересно…
— Почему же, очень занимательная информация…
— Хм, ты врать-то точно не умеешь.
— Ну ладно, согласен, в этом я точно не разбираюсь, а ты на таком мотоцикле катался?
— Да, было дело, только жаль, что только один раз – на тест-драйве.
— Понравилось?
— Еще бы, что за вопрос. Адреналин в крови превышает все нормы, такое офигенное чувство…
— А на гонках участвовал?
— Пока нет. Но очень хотел бы. Мне пока денег не хватает, думаю, вот куплю тот мотоцикл, соберу команду профи и поеду на гонки. А что?
— Не хочешь покататься? Мои знакомые ищут желающих… гонка через неделю… Что скажешь?
— Ну… Предложение заманчивое, но пожалуй я откажусь.
— Почему?
— Как это, почему? Где я найду за такой короткий период спонсора, и не буду же я кататься на своем мотоцикле, он не выдержит таких нагрузок и скоростей…
— Ну, допустим, ты спонсора нашел…
— Кого?
— Я согласен быть твоим спонсором.
— Если я проиграю, то ты потеряешь крупную сумму денег.
— А если ты выиграешь, то мы эту сумму разделим на двоих. Твои 60 и мои 40. согласен?
— Ну ладно. Согласен…

***

Этот день… прямо как перед экзаменом или первым выступлением на большой сцене. Немного страшновато, но я так старался, готовился, что теперь, думаю, у меня все получится. Главное ведь не победа, а участие. И Шуичи здесь, и даже Юкки, и, тем более, Тома. Да, я больше не чувствую себя таким ненужным и одиноким. Спасибо тебе, Сегучи-сан, я нашел еще одну сторону своей жизни. Но, все, дан старт. Земля уносится куда-то далеко-далеко. Ветер в лицо и хотя через шлем этого не чувствуется, но я знаю, он теплый и ласковый. Пятый круг позади, передо мной только двое. Еще совсем немного… что?.. Почему?... Мотоцикл не слушается… Нет… я смогу его удержать… должен… не могу не…

—Хиро!!! Нет!!!

—Что с ним?! Он будет жить?! Он…
—Удар был слишком сильным, он…
—Нет, не говорите этого… я не хочу это слышать… я… Хиро… ПОЧЕМУ!!!

Тихое кладбище, самые близки родственники и друзья. За что? Почему? Эти вопросы повисли в воздухе, хотя никто не произнес ни слова.
Шуичи был потерянным и каким-то убитым, слезы закончились, осталась только ужасная горечь. Юкки старался не на минуту не отпускать его. Тома все время держался в стороне. Когда все закончилось, он подошел к, до сих пор стоявшему около свежей могилы, Шуичи.
— Шуичи, прости меня.
— За что?
— За Хиро, за то, что случилось…
— Но, какое вы имеете к этому отношение? Он сам решил участвовать…
— Это я его уговорил…
— Что?!
— Да, это я его уговорил принять участие в этом заезде.
— Что? Вы понимаете, что натворили. Вы лишили меня самого дорогого, что было у меня, моей семьи.
— Я понимаю, что ты чувствуешь, прости меня…
— Вы-то понимаете. Да вы не хрена не понимаете.
— Я тоже его любил, как и ты и мне он тоже был дорог.
— Если бы он вам был так дорог, как вы говорите, навряд ли, вы решили бы его туда отправить, на эту чертову гонку…
— Я не знал, что все так обернется.
— Это вы теперь ему скажите…
— Прости меня, если сможешь…
— Да как… да… я не хочу больше вас видеть! Никогда! Слышите? Никогда!
И певец убежал прочь. Неслышно подошел Юкки.
— Что случилось?
— Ничего. Иди, догоняй. Ты ему сейчас очень нужен.
Не дождавшись ответа, Сегучи отправился к машине.

***

Он сам почти не верил в сказанное и, тем более, в услышанное, но это была чистая правда. Только он виноват в смерти Хиро и больше никто. Зачем, зачем он взялся ему помогать? Помог, как же. На тот свет отправиться помог. Чудом не попав в аварию сам, он поставил машину и поднялся к себе в квартиру. Там было тихо и пусто, как в склепе. Тома сбросил пиджак и пошел на кухню. Надо было что-то съесть, но он не подошел к холодильнику. Вместо этого клавишник достал из бара все запасы спиртного и ушел в спальню. Зря. Пустая двуспальная кровать только усилила чувство невыносимой боли внутри, где-то в области сердца.

Хиро, прости меня. Я… так виноват перед тобой. Почему? Сколько раз прозвучал этот вопрос. Вопрос без ответа. Из-за меня теперь страдает Шуичи, из-за того, что страдает он, страдает и Юкки… столько дорогих мне людей сейчас не может уснуть от горя и все это потому, что я возомнил себя великим психологом, подумал, что могу помочь, но на самом деле сделал только хуже.

Это была последняя капля… в последней бутылке. Надежда на то, что удастся забыться и станет хоть немного легче, не оправдалась. Стало только хуже. В тысячу раз хуже. Алкоголь казалось, не подействовал вообще. Сердце разрывалось на части, разум отказывался ставить естественную защиту и отключаться.

Я не смогу, никогда не смогу посмотреть Шуичи в глаза. Зачем я здесь? Если бы я мог поступить как Кей, отдать свою жизнь вместо твоей…
«…Любой член какой-либо из двух групп не может сейчас погибнуть…». Я… из-за меня теперь получается, что он погиб тогда зря… Все, чего он старался избежать, случилось по моей вине.

Погруженный в эти мысли Тома отправился в душ.
Тем временем Мика возвращалась домой. Сейчас ей уже трудно было припомнить, из-за чего они поссорились на такое длительное время, и она решила первой нарушить эту «холодную войну». Она не увидела света в родных окнах, и это всколыхнуло в ней неясное волнение. Зайдя в квартиру, Мика еще острее ощутила, что что-то не так. Везде было темно, и лишь из-под дверей ванной виднелась тонкая полоска света. Сердце настойчиво начало выстукивать барабанную дробь. Она уже знала про смерть Хиро. Тихонько постучав и не услышав ответа, красавица жена открыла дверь. И едва не рухнула в обморок: ее, не смотря ни на что, горячо любимый муж лежал в красноватой от крови воде с глубоким порезом на запястье. Чудом, совладав с собой, женщина вызвала скорую. Та приехала очень быстро, и это спасло Томе жизнь.

— Зачем ты так? Совсем про меня забыл, да?
— Прости, смерть Хиро слишком сильно повлияла на меня. Да, это была моя вина, но я не должен был быть таким эгоистом и забывать про тебя. Прости.
— Того, что было уже не вернуть, но наша задача теперь жить дальше, — по щеке Микки скользнула слеза. Тома приподнялся на локте и нежно провел рукой по ее щеке, снимая слезу.
— Только не надо из-за меня плакать, я этого не выдержу.
Мика улыбнулась.
— Хорошо, только ты тоже больше так не делай.
— Обещаю.
И они поцеловались тем до боли нежным поцелуем, которого могло и не быть.

***

Шу не покидал приделы своей комнаты. Не чего не ел и практически не спал. Такое состояние мальчика очень волновало писателя, так как он знал, что помочь он не может ни чем. Говорить тут бессмысленно, словами раны не залечишь. Оставалось только надеяться, что рано или поздно, но паренек, все-таки сможет смириться с этой утратой. После того, как погиб его друг, он ушел из шоубизнеса. Он не то, что перестал петь, подходить к телефону, он ни с кем не разговаривал.
Очередной раз, зайдя в комнату к любимому, Юкки заметил, что тот уже не лежит на кровати, свернувшись калачиком и уткнувшись в одну точку, а сидит на подоконнике.
За окном лил дождь, небо затянули черные тучи. Казалось, что даже сама природа плачет вместе с душой Шуичи. Нет, слез Шу уже не видно было, он их все выплакал еще да похорон. Просто потухший, кажется, на всегда взгляд в никуда.
— Солнце, не хочешь кушать? – с надеждой спросил парень.
— У…
— Ну давай, пожалуйста, прошу тебя, хоть чуть перекуси. Ты не ел уже несколько дней, так же нельзя.
— У…
— Давай так, я тебе принесу и здесь, на столе, поставлю. А ты покушаешь. Давай?
— У…
Ю поставил горячий ужин на столе и вышел, чтобы лишний раз не нагнетать обстановку, но, зайдя в комнату через час, он увидел, что ужин не тронут, а Шуичи сидит в такой же позе, как и до этого и смотрит за окно.
— И что мне с тобой делать?
Скорее всего, это был риторически вопрос. Так как Шу его, по-моему, даже не услышал или услышал, но не отреагировал. Надо что-то делать, чтобы у него случайно из-за этого крыша не поехала.
Позвонив по телефону одному человеку, Ю, кажись, нашел ту, единственную, соломинку за которую еще можно хоть как-то ухватиться. И упускать такой возможности он не собирался.
Через несколько минут он зашел в комнату мальчика еще раз, только не один, а с Рю.
— Посмотри, кто к тебе в гости пришел.
Но парень ни чего не сказал и даже не повернулся на его слова. Такое ощущение, что его это вовсе не касалось. А просто продолжал смотреть на дождь.
— И вот так он себя ведет уже почти две недели.
— Можешь нас оставить двоих? – спросил солист.
— Да, конечно, если что – я в кабинете.
Ю покинул комнату, пару минут задержавшись у двери и видя, как Рю подошел к его любимому, тихо обняв его за плече, что-то шептал ему на ухо. Закрыв двери, писатель пошел в соседнюю комнату.
— Шу, может, хватит уже себя винить во всем происходящем? А? Ты же знаешь, что ты исправить уже ни чего не можешь.
В ответ последовала лишь тишина. Рю стоял и смотрел на парня. Потом развернулся и направился в двери.
— Если ты со мной говорить не хочешь, тогда я пожалуй пойду…
Приоткрыв дверь, парень почти покинул помещение…
— Стой…
— Ты не будешь молчать?
— Нет.
— Ладно, - солист опять закрыл дверь и сел на подоконнике, заняв место напротив своего друга. – Погода отвратительная сегодня…
— А мне нравиться… Мы с Хиро любили гулять под дождем…
Юкки стоял, в плотную прижавшись к двери в комнату любимого. Он слышал, что говорил мальчик, и легкая улыбка пробежала на его лице. Он пошел на кухню разогревать ужин, так как предчувствовал, что после этого, ему удастся его накормить.
— Расскажи мне о нем что-то.
— Однажды мы пошли гулять и нас в дали от дома застал дождь, я тогда очень сильно промок и простудился и Хироши мне все время носил чай с малиной и лимоном. Постоянно сидел и рассказывал какие-то истории, от части смешные. С ним всегда было весело…
— Так почему ты тогда память о нем хочешь затмить своей грустью и тоской?
— А как мне радоваться после того, что случилось?
— Я не говорю тебе радоваться, я тебя прошу жить дальше. Поверь, Хиро бы тоже этого хотел, очень…
— Я знаю, он всегда меня очень любил и обо мне заботился… Как же я теперь без него? А? Скажи мне.
— Тебя любит Юкки, а я о тебе буду заботиться, я обещаю…
— Правда?
— Да.
На этих словах Рю встал с подоконника, подошел и обнял парня. Тот лишь в ответ расплакался.
— Не плачь, а то кушать захочется. Да, кстати, - отстранившись, продолжил парень. – Я не просто так пришел, у меня к тебе дело есть.
— Какое?
— На миллион долларов США…
— Ну…
— Возвращайся на сцену. Нам всем тебя очень не хватает…
— Нет, ни за что. Да и куда я вернусь, группы уже как таковой нет.
— Будем вместе петь, в моей группе.
— Тогда однозначно нет.
— Почему?
— Я не смогу, как и раньше, общаться с Томой. Ведь это он убил Хиро и я его ни когда не прощу.
— Тома больше не играет в нашей группе.
— Почему?
— А ты не слышал, что случилось?
— Нет. А что?
— После похорон Тома, не выдержав всего этого, порезал себе вены…
Тома? Порезал вены? Сдержанный и спокойный? Не может быть… Не ужели он и в правду дорожил Хиро… А я там на похоронах такого ему наговорил… Вот черт…
— С ним все нормально? – с надеждой в голосе спросил Шуичи.
— Да. Уже нормально. А тогда… Вот видишь, а ты говоришь, что ты его ненавидишь. А на самом деле за него волнуешься. После того, все газеты писали, что у него с гитаристом Бед Лака роман был, и у него крышу из-за гибели снесло, и то, что он раскручивал вашу группу из-за симпатии к одному из участников…
— Но это же не правда…
— Ты это журналистам скажи, они все косточки ему перемыли, если бы не Мика, которая была радом, то не знаю, что бы было. После этого он сделал заявление, что уходит из группы, но остается продюсером.
— А я то, тут, зачем понадобился.
— Как зачем? Вы же с Хиро мечтали петь на большой сцене и приложили не мало усилий для этого, а теперь ты говоришь, для чего?
— Но его же больше нет…
— Ты же еще можешь это сделать. Для вас двоих.
— Ты думаешь?
— Если бы не думал, то бы не пришел к тебе и не уговаривал, давай, соглашайся.
— А как же мы будем без Томы, только с один клавишником?
— Нет. Не упускай из виду Фуджисаки.
— Он согласился?
— Пока еще нет, он сказал, что будет играть лишь тогда, когда ты будешь петь.
— Правда?
— Да… Ну, согласен?
— Да!
— Ну вот и здорово.

***

Неделей позже.
Квартира Сегучи. Накрыт стол, включен телевизор, за столом сидят Мика, Тома и Юкки. По телевизору показывают какие-то музыкальные новости. Вдруг бывший клавишник Нилт Граспер сделал звук громче. Все замолчали и слушали.
— Сегодня премьера новой песни новой группы. Да вы правильно поняли – это участники групп Нитл Граспер и Бед лак. Они с недавних пор стали работать вместе, что ж давайте послушаем и оценим. И так представляю вам группу Gravitation и их песню "PREDILECTION". Слушаем и наслаждаемся, как по мне, так это отличный состав группы, жаль, что Сегучи Тома не участвует в ней.
На этих словах началась музыка, и пошел клип, над которым участникам пришлось не мало попотеть. Вышло супер. Ребята наполнили бокалы.
— Давайте выпьем за несравненного Сегучи Тому, который смог направить работу группы в нужное русло. – Предложил Юкки.
— Ну, уж нет, давайте выпьем за Юкки Эйри и его незабываемую песню, которая взорвет все чарты. За то, что смог породить столь откровенный, чувственный текст. – Возразил Тома.
— Так, мальчики, не ссорьтесь, давайте выпьем сначала за нас, а потом за ребят. Согласны?
— Да, за нас!!!

Конец









— Сколько мы выпили, прежде чем такое написать?
— Не знаю, я после пятой со счету сбился…
— Все, завязываем, столько пить вредно для печени.
— Предложение поддерживается.
Утром зайдя в комнату Тома, Юкки и Шу, обнаружили, что Хиро и Кей спят в обнимку на одной кровати. Нет, ну кто бы мог подумать! Два образцово-показательных натурала. Ребята демонстративно покашляли. На что эта парочка открыла глаза и, поняв, что лежат в довольно ЗАБАВНОЙ позе, быстро отстранились друг от друга, встали и разошлись каждый по своим делам. Остаток дня они избегала друг друга, а если находились в одной комнате, то всячески избегали взглядов, практически не разговаривали, только по делу.
Эта вся ситуация выглядела со стороны очень смешной, но не до смеху было только этим двоим потому, что из-за переизбытка алкоголя в их организме, они практически все забыли и по этому все утром обнаруженное привело их в заблуждение.
Рано или поздно, но им все же пришлось бы встретиться и поговорить. Поскольку ночевать у двери в коридоре ни у кого из двоих не было особого желания, то они встретились в комнате отеля.
— Может, поговорим? – начал было Кей.
— О чем?
— О том, что произошло…
— А что произошло? Ничего же не было…
Дамс, разговор как-то не клеился, а тишина просто накаляла и без того сложную обстановку. Я решил больше не затрагивать больную тему и сесть проверить почту. Включив ноутбук, я на рабочем столе обнаружил странный документ. Решил открыть… не зря…
— Хиро, иди сюда, почитай. Да, прихвати с собой кофе.
Начали читать, слегка притаив дыхание, постепенно начали всплывать в памяти обрывки вчерашнего вечера. Тут Кей подавился кофе.
Но продолжил читать дальше.
— Кто это написал? Ты?
— Кажись, да? А что?
— Да так, ничего…
Продолжили прочтение… Тут их удивление озвучилось синхронно…
— А до этого кто додумался?
— Понятия не имею. Надо бы Юкки дать почитать о подробностях его прошлого. Хихихи…
— Угу, - Хиро согласился.
Еще какое-то время читали молча. Настало время поперхнуться Хиро.
— Это ты написал?
— Кажись да…
— За что? За то, что я тебя в начале?
— Да нет, скорее всего, за то, что ты меня так сильно идеализировал.
— Идеализировал? Разве ты так бы не поступил?
Минутная пауза…
— Не-а, - абсолютно честный взгляд красивых синих глаз.

Потом эта малолетняя дрянь сдёргивает меня за руку со стула, на котором я сидел, и вот я уже лечу носом вперёд. Ловко уворачиваясь от моих ударов, Хиро обхватывает меня двумя руками и обрушивается на кровать, грозя, чуть-чуть не рассчитав силу, задавить насмерть. Ору благим матом, давя зарождающийся хохот.
Не обращая особого внимания на мои вопли, он пытается изобразить из себя Мэрлин Монро. Нужно сказать ему на досуге, что ничего общего у него с этой усопшей девушкой нет...
Сам не заметил, как обхватил его ногами. Спонтанно получилось, на подсознательном уровне. Но тут же осознаю допущенную ошибку и снова начинаю отбиваться. Хироши, не изменяя положения, обмахивается подушкой, продолжая выводить наигранно-мерзким голосом «I wanna be loved by you».
- АА!!! – Парнишка перемещается, пытаясь найти более удобное положение для продолжения концерта, и вполне сознательно ёрзает у меня на бёдрах. – Накано, прекрати!!!
Мои стоны разносятся, кажется, по всему отелю. Если, не наблюдая за нами со стороны, просто послушать звуки, исходящие с кровати, то можно надумать кучу интересного.
Я с дуру ослабил хватку и он, воспользовавшись ситуацией, разворачивается на мне. Бедром задевает самую чувствительную часть тела, и я перестаю дышать. Мне одновременно и больно (всё-таки Хиро не 9 лет, а 19) и хорошо. Настолько, что я не отпускаю его, когда он делает попытку встать. Обхватываю за шею, прижимаясь ближе. Правая нога ползёт вверх. Серьёзный промах, если учесть неугомонность гитариста. Подхватывает под колено, второй рукой обнимая за шею, и взваливает себе на спину. Пытаюсь не завизжать. Вцепляюсь в парнишку сильнее, хотя знаю – не отпустит ни за что, но как говориться, от беды подальше. Кружится со мной по комнате, весело. Наконец бережно, как хрупкую игрушку, опускает на пол, тут же прижимая к себе. Ничего не говорит – вокруг мебель, но я чувствую, как часто и глубоко он дышит. Воздух с шумом вырывается из тренированных лёгких. Висну на нём. Все силы исчерпаны. Сегодня я уже ни на что не способен. Разве что… Ох… Рукой взъерошивает мне на макушке волосы, попутно прижимая к себе. Не даёт упасть, приобнимая за талию. Ни для него, ни для меня эти детские дурачества не прошли даром…

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение

Hezrabel
- chan
Hezrabel

Пол: Не указан

Карма : 0
Сообщений: 2

Рег. с: Aug 06, 2009

СообщениеДобавлено: 06-08-2009 09:19:55    Заголовок сообщения:

Класс! Обажаю это аниме!

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение


Пол: Женский
Возраст: 29
Карма : -1
Сообщений: 18

Рег. с: Jun 16, 2009

СообщениеДобавлено: 09-08-2009 10:44:35    Заголовок сообщения:

Hezrabel, Спасибо за то, что не поленились дочитать))) Приятно))

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Anime forumФанфики и ФанартПросто фик по аниме Gravitation
Начать новую тему Ответить на темуЧасовой пояс: GMT + 3
  Перейти на: страницу
Страница 1 из 1


Перейти:
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Правила форумаПравила FAQFAQ   Поиск по форумуПоиск по форуму   ГруппыГруппы   Добавить в избранноеДобавить в избранноеПрофильПрофиль  Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения ВходВход









Реклама на сайте | Конфиденциальность | Контакты