ravlik - аниме дневник, блог, журнал


Аниме дневник, блог, журнал пользователя сайта под именем ravlik. Anime diary, blog, magazine from user by nickname ravlik.

Страницы дневника ravlik : 1 | 2 |




Легенда о знаках зодиака

Может эта легенда и многим известна, но я узнала ее совсем недавно...По моему интересно)))))

И было утро, когда Бог встал перед своими двенадцатью детьми и в каждого из них вложил семя человеческой жизни. Один за другим каждый ребенок выступал вперед, чтобы получить свой назначенный дар.
"Тебе, Овен, я даю мое семя первому, чтобы ты мог иметь честь посадить его. Каждое семя, которое ты посадишь, будет многократно умножаться в твоей руке. У тебя не будет времени увидеть, как семя растет, поскольку все, что ты посадишь, будет создавать еще больше, что нужно посадить. Ты будешь первым, кто пропитает почву умов людей Моей Идеей. Но это не твоя работа — питать Идею или исследовать ее. Твоя жизнь — это действие, и единственное действие, которое я приписываю тебе, — это начать побуждать людей сознавать о Моем Творении. За твою хорошую работу я дарую тебе чувство Собственного Достоинства."
И Овен тихо отступил назад на свое место.
"Тебе, Телец, я даю силу встроить семя в субстанцию. Твоя работа очень значительная, требующая терпения, так как ты должен закончить все, что было начато, или семена будут пущены на ветер. Ты не должен сомневаться или передумывать посередине, или полагаться на других в том, что я прошу тебя сделать. За это я даю тебе дар Силы. Используй ее мудро."
И Телец шагнул назад на свое место.
"Вам, Близнецы, я даю вопросы без ответов, с тем чтобы ты мог принести всем понимание того, что человек видит вокруг себя. Ты никогда не узнаешь, почему люди говорят или слушают, но в своем поиске ответа ты обнаружишь мой дар Знания."
И Близнецы отступили назад на свое место.
"Тебе, Рак, я приписываю задачу научить людей эмоциям. Моя Идея — чтобы ты заставил их плакать и смеяться, с тем чтобы все, что они видят и о чем думают, развивало полноту изнутри. Для этого я даю тебе дар Семьи, чтобы твоя полнота могла умножаться."
И Рак отступил назад на свое место.
"Тебе, Лев, я даю работу демонстрировать Мое Творение во всем его блеске миру. Но ты должен быть осторожен в отношении гордости и всегда должен помнить о том, что это Мое Творение, а не твое. Ибо, если ты забудешь это, люди будут презирать тебя. В работе, которую я даю тебе, много радости, если только ты будешь делать ее хорошо. Для этого ты должен иметь дар Чести."
И Лев отступил назад на свое место.
"Тебя, Дева, я прошу исследовать все то, что человек сделал с Моим Творением. Ты должна внимательно рассматривать его методы и напоминать ему о его ошибках, с тем чтобы через тебя Мое Творение могло совершенствоваться. Чтобы делать это, я дарую тебе Чистоту Мышления."
И Дева отступила на свое место.
"Вам, Весы, я даю миссию служения, чтобы человек мог помнить о своих обязанностях по отношению к другим людям, чтобы он мог научиться сотрудничеству, а также способности обдумывать другую сторону своих действий. Я буду помещать вас везде, где есть разлад, а за ваши усилия я дам вам дар Любви."
И Весы отступили на свое место.
"Тебе, Скорпион, я даю очень трудную задачу. Ты будешь иметь способность знать умы людей, но я не разрешаю тебе говорить о том, что ты узнал. Тебе многократно будет причинена боль тем, что ты видишь, и в своей боли ты отвернешься от Меня и забудешь, что это не Я, а извращение Моей Идеи вызывает твою боль. Ты будешь видеть так много в человеке, что ты узнаешь его как животное, и будешь так бороться с его животными инстинктами в себе, что потеряешь свой путь; но когда ты наконец придешь ко Мне назад. Скорпион, у меня будет для тебя высший дар Цели."
И Скорпион отступил назад.
"Тебя, Стрелец, я прошу заставить людей смеяться, ибо среди своего неправильного понимания Моей Идеи они становятся ожесточенными. Через смех ты должен дать людям надежду, а через надежду повернуть их глаза назад ко Мне. Ты будешь прикасаться ко многим жизням хотя бы только на мгновение, и будешь узнавать неугомонность в каждой жизни, которую ты затрагиваешь. Тебе, Стрелец, я даю дар Безграничного Обилия, чтобы ты мог распространиться достаточно широко, чтобы дотянуться до каждого темного угла и принести туда свет." И Стрелец отступил назад на свое место.
"От тебя, Козерог, я прошу труда в поте лица, чтобы ты мог научить людей работать. Твоя задача не проста, так как ты будешь ощущать все усилия человека на своих плечах: но ради ярма твоего бремени я вкладываю Ответственность человека в твои руки."
И Козерог отступил назад на свое место.
"Тебе, Водолей, я даю идею будущего, чтобы человек мог увидеть другие возможности. Ты будешь испытывать боль одиночества, так как я не разрешаю тебе олицетворять Мою Любовь. Но, чтобы повернуть глаза человека к новым возможностям, я даю тебе дар Свободы, чтобы в своей свободе ты мог продолжать служить человечеству, когда бы ему это не потребовалось."
И Водолей отступил назад на свое место.
"Вам, Рыбы, я даю наиболее трудную из всех задач. Я прошу собрать всю печаль человека и возвратить ее мне. Ваши слезы должны быть в конечном счете Моими слезами. Печаль, которую вы будете впитывать, является эффектом неправильного понимания человеком Моей Идеи, но вы должны дать ему сострадание, чтобы он мог попробовать снова. За эту наиболее трудную из всех задач я дам вам самый великий из всех даров. Вы будете единственными из Моих двенадцати детей, понимающими Меня. Но этот дар понимания только для вас, поскольку, когда вы попытаетесь протянуть его человеку, он не будет вас слушать."
И Рыбы отступили на свое место.
И тогда Бог сказал: "Каждый из вас имеет часть Моей Идеи. Вы не должны о
шибочно принимать эту часть за всю Мою Идею или хотеть обмениваться частями друг с другом. Ибо каждый из вас является законченным, но вы не узнаете этого, пока все вы двенадцать не будете Едины. Поскольку тогда целостность моей Идеи будет раскрыта каждому из вас."
И дети ушли, каждый полный решимости делать свою работу наилучшим образом, чтобы получить свой дар. Но ни один из них полностью не понял своей задачи или своего дара, и когда они, озадаченные, возвратились. Бог сказал: "Каждый из вас считает, что другие дары лучше. Поэтому я позволю вам меняться." На мгновенье каждый ребенок пришел в восторг, рассматривая все возможности своей новой миссии.
Но Бог улыбнулся и сказал: "Вы будете возвращаться ко мне неоднократно, прося освобождения от вашей миссии, и каждый раз я буду давать согласие на ваше пожелание. Вы пройдете через бессчетное число инкарнаций, прежде чем вы завершите изначальную миссию, которую я предписал для вас. Я даю вам неисчислимое время, чтобы сделать это, но только тогда, когда это будет сделано, вы сможете быть со Мной."…



Пройдя регистрацию, вы можете оценить данную запись
   
Оценка записи : 13.5
Просмотров записи :3435
Аниме дневник | Блог

Дата написания: 09-23-2008 | 03:24 pm | ravlik ©



Сокровенное желание (Inoue Takeshi, 1977)часть 2

        Развлечения – большая редкость для сельских жителей. По словам нашего соседа, это был первый приезд цирковой труппы после окончания войны. Какие в нашей деревне развлечения? Праздник осени, спортивные состязания и весенний День культуры. В эти дни во всех домах в изобилии готовят вкусное угощение. Зрители занимают места за несколько часов до начала торжества. Я-то ни спортивных игр, ни празднования Дня культуры не видел. Да и вовремя Праздника осени из моего окна можно было разглядеть только, как далеко-далеко в поле несут священный паланкин.

        Оживление крестьян, с радостными лицами спешивших в школу, еще больше разжигало у меня желание увидеть представление. Я отвернулся от окна, улегся на спину и закрыл глаза. Тотчас передо мной возник иллюзионист в развевающемся черном плаще.

        - Бра-а-тик!- раздался в саду голос сестренки. Я развернулся к окну. От резкого движения по правой ноге прокатилась глухая боль. Нахмурившись, я взглянул в окно. По саду на черном прицепе везли младшего братишку. Мама тянула спереди, сестренка подталкивала сзади. Он помахала мне, потом, совсем как настоящая крестьянка, держась одной рукой за повозку, другой оправила по бокам платье и отерла лоб. Сосед жил рядом, прямо за нашим садиком, надо было только подлезть под забор. Так что нисколечко эта выдумщица не устала и вспотеть ей было не от чего. Просто изображала из себя взрослую. Закутанный братишка весело гримасничал и барахтался в повозке.

        Нагнувшись, мама пролезла под прицепом дугой, прошла через веранду в дом и вынесла одеяло и тюфячок. Положив их в коляску, она пришла за мной.

        - Все готово! Пойдем!- позвала она, протягивая мне руки. И, как по утрам, когда мы ходили в больницу, я потянулся к ней. У мамы дрогнули уголки губ и потеплел взгляд. Она ловко подхватила меня под мышки и поставила на ноги.

        - На улице свежеет, надо одеться теплее.

        Она завернула меня в ватную стеганку, которую надевает, когда мы ходим в больницу. Ненавижу этот девчачий узор с мелкими красными и желтыми хризантемами. А когда тебя еще так закутают, и подавно легко спутать с девчонкой. Но на этот раз я стерпел, и мама делала со мной все, что хотела.

        Она донесла меня до прицепа. Садясь в коляску, я ухватился рукой за железный борт и обжегся о настывший металл. Мама укутала мне ногу одеялом и набросила на плечи ватную стеганку. Я старался не смотреть на сестру и, делая вид, что не замечаю ее взглядов, продолжал молчать.

        - Толкаю! Готово, ма?- прозвенел за спиной голос сестренки.

        - Давай, давай.

        С возгласом: «И я помогу!»- братишка кинулся подталкивать прицеп своими обветренными ручонками. По отлогому склону они выкатили прицеп из сада на проселочную дорогу. Тут братишка стал требовать, чтобы его тоже посадили на коляску.

        - У тебя нога не болит, дойдешь и сам!- назидательно изрекла сестра, но, не слушая ее, тот плюхнулся в повозку. Я пустил его к себе под накидку, и мне стало уютнее.

        Дорога была вся в глубоких рытвинах, повозку сильно трясло, и толчки отдавались в ноге, но я терпеливо сносил боль. В западной стороне небосвода розовела вечерняя заря. Все выглядело гораздо внушительнее и красивее чем из моего окна. Я не люблю смотреть из дома на багряное зимнее солнце, когда оно исчезает из виду, оповещая о конце дня. Я уже знаю, что ночь будет особенно холодной.

        Заслышав за собой детские голоса, я сразу закрыл глаза. Обгоняя коляску, все, как по команде, замолкали. Конечно, разглядывали меня. Решив, что ребята уже прошли вперед, я открыл глаза, но, поймав на себе чей-то взгляд, снова поспешно зажмурился. Только мама приветливо здоровалась с каждым.

        Проехав через каменные ворота, мы въехали на школьный двор. Вот я и в школе! Я уже не мог больше зажмуриваться. Напротив ворот вытянулось деревянное здание сельской школы. В глубине двора я увидел турник, качели и песочницу, о которых мне рассказывала сестра. Повсюду играли дети. Я собирался было рассмотреть все как следует, но мне не удалось. Толпа людей кольцом окружила прицеп. Пытливо разглядывая меня, они шли рядом с тележкой.

        Лучше бы не приезжать сюда! Здесь не место таким больным! Я старался делать безучастное лицо, но мне было не по себе.

        Когда мы подъехали к входу в актовый зал, все смотрели, как мама снимает меня с повозки. Люди стояли плотной стеной. Мне стало страшно, я весь сжался и до хруста стиснул худенькие мамины плечи. Она только шепнула мне: держись как всегда. Но я, словно обезьяний детеныш, спрятал лицо у нее на груди.

        В высоком актовом зале висели лампочки без абажуров, пол был застлан циновками. В прямоугольных деревянных жаровнях краснели раскаленные угли. Гремела музыка, чувствовалось общее оживление. Детишки сновали по просторному залу. Пожилые крестьяне весело скалили щербатые зубы, перешучиваясь с молоденькими девушками. Самые нетерпеливые уже распаковали свои коробочки со снедью и потягивали сакэ.

          Мама донесла меня до первого ряда и, извинившись перед теми, кто пришел раньше, опустила на пол.

        - Как здоровье сыночка?- спросила пожилая женщина, сидевшая рядом.

        - Да вот с наступлением холодов беспокоят боли,- ответила мама, поблагодарив старушку за внимание. Та сочувственно закивала головой, а потом медленно проговорила:

        - И все же с болезнью можно примириться. А тех, кого унесла смерть, уже не вернешь…

        Мама как-то рассказывала мне, что военный корабль, на котором плыл младший сын этой женщины, был потоплен и сын ее погиб. Я часто видел из окна, как, сжимая в руках букетик цветов, она ковыляла по дороге в сторону кладбища. Старушка дала каждому из нас по вареной картофелине. В ожидании начала я принялся за угощение.

        Наконец занавес раздвинулся. Посреди сцены, весь в черном, склонив голову, стоял иллюзионист. Поправив блестящий цилиндр, он высвободил из-под длинной накидки  обе руки и высоко вскинул их, приветствуя публику.

        - Начинаем наш аттракцион!- громко объявил он и взмахнул своей мантией. Мелькнула красная подкладка и… Что бы вы думали?- в руках иллюзиониста трепыхались два белокрылых голубя. В зале раздались аплодисменты. Я тоже торопливо захлопал в ладоши.

        Из-за кулисы вышла молодая женщина. Прежде чем установить на подставку какую-то посудину, похожую на таз для умывания, она повертела ее в руках, показав со всех сторон зрителям. Затем эффектным движением она достала коробку спичек, чиркнула спичкой о коробок и бросила ее в таз. Оттуда тотчас взметнулись языки пламени.

        - Ой!- вскрикнула в зале какая-то женщина.

        Вот оно, волшебное пламя! Все так просто даже обошлись без бамбуковой трубки для раздувания огня.

        Фокусник неторопливо приблизился к подставке, отвесил поклон, издал какой-то возглас и накрыл пламя футляром, напоминавшим ведро. Пламя погасло.

        - Ух,- выдохнула пожилая женщина, сидящая рядом с нами.

        - Посмотрим, во что же превратился наш волшебный огонь,- шутливо произнес иллюзионист и поднял футляр. В тазу сидела белая леггорнка.

        - Отлично, теперь у нас есть своя курица несушка.

        Леггорнка подняла лапку, и все услышали, как что-то стукнулось о дно таза. Курица снесла два яйца. Вот так фокус! В один миг – и два яйца…  Ой, что это? У леггорнки торчат большой красный петушиный гребешок?! Так это питух! Где же видано, чтобы петухи несли яйца?! Вместо аплодисментов из зала послышался смех. Иллюзионист сохранял серьезный вид. Он ничего не заметил. У меня от смеха даже в боку защемило. Наконец, поняв свою оплошность и смущенно покашливая, фокусник извинился.

        - Виновата моя волшебная палочка: отсырела и спутала петуха с курицей.

        По залу снова прокатился смех. С довольным видом маэстро отдал петуха ассистентке и, вынув из таза яйцо, воскликнул:

        - Продолжаем! Прошу всех повнимательнее рассмотреть это необыкновенное яйцо!- Он зажал яйцо между большим и указательным пальцами и повертел его перед зрителями. Мне казалось, что яйцо ничем не отличается от тех, что несли леггорнки у нашего соседа. Но, услышав, что оно необычное, я и впрямь поверил в это. Иллюзионист положил яйцо обратно в тазик, накрыл его крышкой и, повертев в руках свою черную палочку, дважды постучал ею по крышке. Публика затаила дыхание. Выждав некоторое время, маэстро с ликующим возгласом поднял крышку.

        Деньги! Полный таз денег! Значит, действительно это было не простое, а золотое яйцо. Ассистентка обеими руками зачерпывала пригоршни монет и показывала их зрителям. Иллюзионист вытащил из таза кипу бумажных ассигнаций и, громко считая: одна, две, три… бросал их в снятый цилиндр.

        Если бы у нас было столько денег! Мы поехали бы в Токио, и там в большой больнице мне вылечили бы ногу….- подумал я и повернулся к маме. Приоткрыв от изумления рот, она не отрываясь смотрела на пачку денег в руках иллюзиониста. Вот он поднял высоко вверх последнюю бумажку и выпустил ее из рук. Ассигнация покружилась, словно лист, сорвавшийся с дерева, и плавно опустилась на сцену. Все зааплодировали.

        - А теперь мы продемонстрируем силу гипнотического воздействия,- объявил иллюзионист, зажав свою палочку под мышкой. Зал загудел. Гипнотизер обвел взглядом ряды публики. Голоса начали стихать. Еще взгляд – и воцарилась полная тишина.

        - Вот ты, пожалуйста.- Палочка указывала прямо на меня.

        - Да, да, прошу тебя сюда!- пригласил меня иллюзионист. Раздались аплодисменты, послышался свист. Я не знал, что делась, и повернулся к маме, глазами моля ее о помощи.

        - Прошу прощения, но мальчик не может ходить…  Вам лучше пригласить кого-нибудь другого,- извинилась она.

        Я с облегчением поднял голову. И тут иллюзионист стремительно шагнул в своем развивающемся плаще прямо в зал, подхватил меня на руки и, запахнув в плащ, отнес не сцену. Усадив меня на стул, он спросил:

        - Как тебя зовут?

        Я ответил, и он задал следующий вопрос:

        - В каком же ты классе?

        Я готов был расплакаться. Уж лучше бы остался дома за сторожа. Зал притих в ожидании моего ответа. Мне хотелось убежать со сцены. Кусая губы, я опустил голову.

        - прекрасно, я все понял,- нашелся иллюзионист,- у тебя, мне думается, отличная успеваемость.

        Послышался смех. Я облегченно вздохнул. Иллюзионист казался мне почти божеством. Положив руку мне на плечо, он объявил:

        - Сейчас уважаемая публика увидит сеанс гипноза, во время которого этот мальчик откроет нам свое сокровенное желание. Прошу соблюдать тишину!

        Когда все успокоились, гипнотизер, пристально глядя на меня, приблизил к моему лицу свою палочку и принялся повторять слова заклинания:

        - Гипноз наступает, гипноз наступа-а-ет… хочется спать, хо-о-чется спа-а-ать…

        Я ощутил какое-то онемение у переносицы и тяжесть в затылке.

        Едва я успел подумать: не поддамся гипнозу!- как все звуки вокруг меня исчезли.

        Почувствовав боль в правой руке, я очнулся. Плеча моего касалась палочка иллюзиониста. Гипноз окончился. Публика неистово хлопала. Иллюзионист отвесил поклон, с улыбкой взял меня на руки и отнес на прежнее место.

        Я совершенно не представлял, сколько прошло времени, что происходило, пока я был под гипнозом, какое желание назвал я во сне.

        Голова у меня все еще была как в тумане. Очевидно, гипноз рассеялся не полностью.

        На сцене ассистентка занималась приготовлением к следующему сеансу, ей помогал мужчина с бритой головой.

        После представления меня опять усадили в коляску. Ветер утих. Над макушками сбросивших листья деревьев гинкго взошла луна, ярко освещая школьный двор  с турником и неподвижными качелями.

        Зрители высыпали из актового зала. Рядом с ними по школьному двору заскользили их тени. Выйдя за каменные ворота, крестьяне по тропинке, пролегавшей через поле, возвращались в деревню.

        Всякий раз, когда кто-нибудь из односельчан обгонял нас, он непременно желал нам доброй ночи. Мама приостанавливалась и склоняла в поклоне голову. Некоторые пытались заговорить со мной, спрашивали, понравилось ли представление, заботливо предостерегали:

        - Смотри не простудись!

        В ответ я только легонько кивал, а потом взял и натянул ватную стеганку на голову – уж очень не люблю, когда меня разглядывают. Про себя я только диву дивился: надо же, как понравилось представление! Так развеселило всех, что люди стали приветливо заговаривать с нами!

        Представление действительно удалось на славу. Я перебирал в памяти моменты, когда из пламени рождался петух или яйцо превращалось в деньги.

        Сразу же за школьными воротами стояло несколько домов. Как только мы миновали их, перед нами открылся вид на деревню. Она спала, погрузившись в темноту, окруженная кольцом гор, вершины которых вырисовывались на фоне ночного неба. В свете луны можно было разглядеть даже щебенку на дороге. Вдали ярко искрились полоски перил деревянного моста, должно быть уже успевших покрыться инеем. Под мостом протекала река. Речная дамба издали казалась мне насыпью из чернозема, нарытого кротами.

         Осторожно обходя выбоины, мама с сестрой не спеша тащили повозку. Поглядывая на уродливо укороченную мамину тень, которая ползла у нее под ногами, я от самых школьных ворот с опаской следил за фигурами четырех парнишек, которые неотступно шли за нами, держась на расстоянии метров десяти. Временами до меня долетали обрывки приглушенного спора:

        - Ступай ты вперед!

        - Нет, лучше ты!

        Я несколько раз потихоньку оглянулся. Все четверо были стрижены наголо и казались моими ровесниками. Когда я встречался с кем-нибудь из них взглядом, тот смущенно опускал глаза, а потом переглядывался с остальными.

        Я сжался от страха, что они сейчас выкрикнут что-то обидное.

        У въезда на мост, откуда уже было слышно журчание обмелевшей реки, преследователи кинулись к нам и окружили коляску. Мама остановилась. Я стиснул руку сидящего рядом со мной братишки и весь напрягся.

        - Тетя, дайте мы повезем,- выдохнул один из мальчишек.

        Мама поблагодарила, но от помощи отказалась.

        Продолжая твердить свое: «Разрешите, разрешите», они выхватили повозку и с радостным гиканьем покатили ее. Коляска легко понеслась вперед.

        Братишка пришел в восторг. Сестренка подбежала и на ходу вскочила в прицеп.

        Мальчишки сказали, что довезут нас до самого дома. Почему они вызвались провожать нас? Не снится ли мне это?..

        - А тебе не было больно, когда он усыпил тебя?- спросил один из них.

        - Нисколечко!- ответил я не без гордости.  

        - Я решил, что ты умер.

        - И я тоже. Раз – и глаза закрылись.

        - Мне даже страшно стало.- Ребята наперебой делились своими впечатлениями. Все четверо учились в третьем классе. Звали их Гэнта, Цунэ, Сёта и Минэо.

        - Скажи, у тебя на самом деле все улетучилось? А если гипноз еще действует и перейдет на нас?- обернувшись, с опаской в голосе спросил бежавший впереди Гэнта. Все дружно расхохотались.

        Дорога подмерзла, слышно было, как из-под колес отскакивали крошившиеся комья затвердевшей грязи. Поднимавшийся от земли промозглый туман окутывал коляску, но я совершенно не чувствовал холода. Мы свернули с дороги, и прицеп мигом взлете по пригорку к нашему дому. Мама все стояла и благодарила наших провожатых.

        - Раз у тебя болит нога, я завтра сам приду поиграть с тобой,- предложил Гэнта.

        - И я тоже,- присоединился Минэо.

        Я кивнул, а самого душили слезы.

        - На вот, возьми, это я по дороге нашел.- Цунэ достал из кармана орех и вложил мне в руку.

        Сёта тоже вытащил из своих латаных-перелатаных штанов горсть орехов и протянул мне.

        - Ну пока!

        - До завтра!- И они побежали по освещенной лунным светом тропинке.

        Глядя с веранды вслед убегающим, сестренка порадовалась:

        - Братик, как хорошо, что мы сходили в цирк. Теперь у тебя появились товарищи.

        Разложив орехи около подушки, я вдыхал исходивший от них аромат гор и никак не мог заснуть.

        Наверное, Сёта и Цунэ нашли орехи у подножья горы, за школой, куда они успели сбегать до начала занятий. Сезон орехов уже давно прошел. Они долго пролежали под опавшей листвой. Скорлупа у них потускнела и утратила ту глянцевитость, какая бывает у орехов осенью.

        Некоторые уже выпустили росточки. Три таких я отложил отдельно. Утром попрошу, чтобы их посадили в саду на видном месте, под моим окном. Весной орехи, подаренные мне друзьями, дадут зеленые всходы.

        Я уже знал от мамы про свой ответ на вопрос иллюзиониста. Оказывается, находясь под гипнозом, я сказал: «Мое самое большое желание – иметь ДРУЗЕЙ!»

        Заострив кончик спички, я смастерил из упругого орешка волчок и запустил его. В полумраке комнаты послышался тоненькое протяжное жужжание.

        Завтра ко мне придут друзья!

        Я лежал и все слушал и слушал песню волчка.



Пройдя регистрацию, вы можете оценить данную запись
   
Оценка записи : 0
Просмотров записи :2010
Аниме дневник | Блог

Дата написания: 08-12-2008 | 06:54 pm | ravlik ©



Сокровенное желание (Inoue Takeshi, 1977)часть 1

Мне очень понравился этот рассказ, надеюсь и вам понравится. В нем есть немало неприятных моментов, но не я автор, поэтому не могу ничего оттуда вычеркивать. Но если все же кто-то дочитает этот рассказ до конца, то он поймет, почему мне так понравилась эта история.

 

                        Сокровенное желание (Inoue Takeshi, 1977)

 

 

        Прижавшись лбом к оконному стеклу, я пристально всматривался в даль, с нетерпением ожидая приезда группы иллюзионистов.

        Из окна была видна вся деревня, лежавшая в узкой лощине. Через нее тянулась изрытая глубокими выбоинами дорога. Прямая, будто прочерченная по линейке, она пролегала точно посередине деревни и исчезала где-то далеко-далеко в изгибах горной гряды.

        По обе стороны дороги были разбросаны поля, покрытые белой щетиной жнивья, чернели участки, засеянные озимыми. Зелень проглядывала только на огородах с поздними овощами.

        Крытые соломой крестьянские дома жались к стволам дзелькв, похожих на гигантские метлы, торчащие вверх помелом. На склонах гор, высившихся над макушками голых деревьев, лежали пятнышки теней от невесомых облачков. Слева, оживляя зимний пейзаж, краснели ворота синтоистского храма.

        Укутав больную ногу вылинявшим шерстяным армейским одеялом, оставшимся после отца, и накинув на спину еще одно, ватное, я с самого утра сидел у окна. Из города в деревню вела только одна дорога, по ней и должны были приехать артисты. Пропустить я их никак не мог.

        О приезде иллюзионистов я узнал дней пять назад от мамы. Она ходила на окраину деревни – отнести вещи, которые брала в починку, и, вернувшись домой, рассказала, что повсюду на телеграфных столбах расклеены афиши о предстоящих гастролях «Большой труппы иллюзионистов». Время для гастролей было удобное – крестьяне собрали урожай и закончили готовиться к зиме,- вот артисты и разъезжали теперь по окрестным деревням.

        Я никогда не бывал в цирке, и мне страшно захотелось посмотреть представление, но я тут же понял, что это не для меня. Ведь я не могу ходить. И маме пришлось бы тащить меня на спине, как она делает это каждую неделю, когда надо идти к врачу в городскую больницу. И мне всякий раз становится мучительно стыдно, если кто-нибудь видит нас. Ведь по годам я уже должен быть в третьем классе. А в деревнях за спиной носят только малышей. Посмотреть представление мне очень хотелось, но я понимал, что это невозможно.

        Глядя в окно, я пытался представить себе картину появления «Большой труппы иллюзионистов». Приехать они должны, конечно, в фургонах, запряженными лошадьми, в сопровождении оркестра, под звуки веселой музыки. Иллюзионисты проделывают свои фокусы быстро, ловко -  разве станут они тащится на быках? Что же они покажут у нас? Взмах волшебной палочки -  и красивая девушка превращается в тигрицу, свирепо оскалив клыки. Об этом мне доводилось читать в книгах. А может быть, они перенесут зрителей в сказочную страну Лакомств, где сколько угодно сластей? Чем меньше оставалось до приезда цирка, тем сильнее разыгрывалось мое воображение, наделяя иллюзионистов все более чудодейственной силой. Я уже видел себя здоровым. Вот я бегаю с друзьями по всей деревне, брожу по горам, плаваю в реке, отвечаю в классе урок по чтению. Оживает умерший отец… Да-а, если бы такое сбывалось…

        И хотя я уже смирился с тем, что не попаду на представление, от одной только мысли, что фургоны вот-вот покажутся из-за поворота, у меня тревожно замирало сердце. Но дорога по-прежнему была пустой.

        - Уже пол дня прошло, что же они так опаздывают?!- недовольно пробурчал я, повернувшись к маме, сидевшей за швейной машинкой. Последнее время она совсем исхудала, в лице ни кровинки. Не поднимая глаз от шитья – мама латала одежду для местных крестьян,- она успокоила меня:

        - Теперь уже скоро,- и снова нажала на педаль. В сумраке запущенной комнаты стук машинки звучал как-то особенно резко и громко.

        Мы были эвакуированными, отец у нас умер, и мы с мамой, младшей сестрой и четырехлетним братишкой ютились в ветхой лачуге, крытой оцинкованным железом. Зимой в доме бывало темно и мрачно. Из щелей дуло, и мама заклеивала их бумагой. В тот день, брат с сестрой куда-то запропастились – должно быть, заигрались у соседей.

        - Сынок, не сменить ли грелочку?- остановив машинку, предложила мама.

        Я пощупал грелку пальцами ног и кивнул. Поглощенный наблюдениями, я и думать забыл о грелке, но теперь, когда обнаружил, что она остыла, сразу ощутил боль в ноге.

        Нога, конечно, болела не оттого, что я вспомнил про грелку, просто она всегда болит от холода. С приближением зимы боли усиливаются, а с той поры, когда на поля, покрытые белоснежным инеем, опускаются несметные тучи серых скворцов, тупая боль в правой ноге начинает мучить меня постоянно. Из-за неправильного кровообращения нога у меня всегда ледяная, сколько не прикладывай к ней грелки. Холодными ночами она ноет так нестерпимо, что я зову маму. Она приносит мне новую грелку, меняет на бедре повязку, пропитавшуюся гноем, и потом подолгу легонько гладит больную ногу. Когда она начинает клевать носом и рука ее постепенно замирает, я громко окликаю ее, и она снова принимается растирать ногу.

         - Мамочка, они в самом деле приедут?- нетерпеливо спросил я, дождавшись новой грелки.

         - Приедут, приедут. Не надо так сердиться и волноваться.

        Мама мельком взглянула в окно, положила около меня фаянсовую грелку, похлопала по ней ладонью и опять села за машинку. Я вовсе и не сердился, а просто потерял терпение от долгого ожидания. Пристроив больную ногу на грелку, я снова уставился в окно.

        Я привык целыми днями наблюдать из окна за всеми, что происходит на улице. Правда, в деревне, особенно зимой, мало интересного, так что очень скоро становится скучно. Мне нравится, когда на улице есть какое-то движение. Пусть это ребятишки, бегущие по темным полоскам межей, или крестьянин на упряжке быков, по самые щеки обмотавший голову полотенцем… Я буду смотреть им вслед, пока они не скроются из виду. Меня забавляют скворцы и звонкоголосые дикие утки, залетающие в наш сад полакомится зернышками китайского бамбука. Я могу даже заглядываться на оводов, роящихся на солнышке. Меня радует, когда на улице появляется какой-то старик – низко сгорбившись, опираясь на палку, он долго бредет по обочине. Я смотрю на него и думаю: ну что ж, пусть медленно, лишь бы ходить самому…

 

 

        - Мама, мамочка! Приехали!- громко закричал я, прилипнув к окну. Вдали показалась крытая конная повозка. Наконец-то! Я сразу догадался, что это цирковой фургон. Бычьих упряжек в деревне много, конные же – наперечет. Ну а конных повозок с крытым верхом и вовсе нет.

        Когда повозка подъехала поближе, я так и ахнул: что за колымага?! Светло-коричневый верх фургона заляпан черными пятнами, сзади брезент оторвался и мотается на ветру. Измазанные боковые полотнища повисли. На них что-то написано, но можно разобрать только два иероглифа: «Большая» и «труппа». Из-за того, что колеса повозки попадали в колдобины, фургон двигался как-то неуклюже, кренясь то на одну, то на другую сторону. Бритоголовый возница тотчас же натягивал или отпускал поводья. Он сидел без шапки, даже полотенцем голову не повязал – наверное, продрог на ветру. Дорога от города шла все время в гору, и лошадь, должно быть, выбилась из сил, преодолевая крутые подъемы. Возница то и дело подстегивал ее кнутом. Тучки песка клубились из-под копыт и быстро исчезали, подхваченные ветром.

        Я ожидал, что из города прискачет несколько конных упряжек, а тут на тебе – всего одна повозка, да еще такая развалюха.

        Да-а… «Большая труппа иллюзионистов» на одном единственном фургоне?! И музыки не слышно! Все было так не похоже на мои ожидания, что у меня даже интерес пропал.

        Когда фургон проехал полдеревни, его заметили ребятишки и, восторженно размахивая руками, помчались по межам вдогонку. Несколько сорванцов уже выскочили на дорогу и бежали за повозкой. Мужчина, сидящий на козлах, приподнялся и с забавными ужимками приветствовал их. Мальчишки радостно замахали в ответ. И мне вдруг тоже захотелось бросится вслед за фургоном.

        «Повозка, конечно, видала виды, да и всего одна, но раз в афишах сообщалось о «Большой труппе иллюзионистов», значит, программа у них что надо»,- рассуждал я.

         Покачиваясь из стороны в сторону, окруженный детворой фургон скрылся у подножия горы. Ему предстояло переправится по деревянному мосту через речку к зданию начальной школы. Как только фургон исчез из виду, узкая дорога опустела, и деревня опять сделалась скучной и унылой.

        Рывком распахнулась дверь, и, прерывисто дыша, в комнату ввалились наши гулены. Братишка принялся подгонять маму, теребя ее за шаровары:

        - Собирайся! Скорее, скорее!

        - Не торопись! Раньше вечера не начнется,- остановила его мама, не отрываясь от шитья.

        - А сосед сказал, что, если мы не поспешим, нам не достанется места,- недовольно протянула сестра.

        «Вот почему они примчались галопом»,- догадался я.

        - Ведь вся деревня пойдет на представление, и мест может не хватить!- твердила свое сестра, даже не слушая маму.

        - Или все без нас кончится!- надулся и этот бутуз с обветренными щеками.

        - Детки, а может быть, мне попросить нашего соседа взять вас с собой?- Мама остановила машинку и положила руки на плечи малышам.

        - Зачем?

        - Почему это мы должны идти с соседом?!- в один голос обиженно загудели брат и сестра.

        Я отвернулся и перевел взгляд на опустевшую улицу. Я знал, о чем думала мама.

        - Старшому брату будет тоскливо одному. Да и работа у меня не закончена…

        - Нет! Я хочу с тобой!- настойчиво требовал братишка.

        - И я тоже. Разве нельзя дошить завтра? А старшего брата ты можешь нести, как всегда, на спине,- вторя малышу, громко запротестовала сестра.

        - Надоело! Если не терпится, отправляйтесь втроем!- выпалил я, пытаясь перекричать их. Все повернулись в мою сторону.- Идите, а я останусь смотреть за домом!- Метнув на них сердитый взгляд, я снова отвернулся к окну.

Солнце клонилось к закату. Полоски теней от телеграфных столбов, выстроившись вдоль дороги, уже дотянулись до ее середины. Когда они перекинутся через дорогу и доползут до середины поля, солнце спрячется за горы.

        - Будьте хорошими детками: ступайте с соседом,- тихонько попросила мама.

        - Да-а, а почему он сразу начинает кричать? А ты обманываешь нас и слушаешь только старшего брата.

        При этих словах я снова взорвался.

        - У-у, зануда! Катись отсюда!- не отворачиваясь от окна, заорал я. От моего дыхания стекло на секунду затянулось тонкой пленочкой и тут же опять стало прозрачным. Сестра продолжала что-то бубнить. Стоит ей начать, уже не остановишь.

        - Погуляйте немножко,- сказала мама. Брат с сестрой послушно отправились на улицу.

        В комнате опять стало тихо. Слышалось только стрекотание швейной машинки. Я отвернулся от окна, лег навзничь, подложил руки под голову и закрыл глаза.

        По правде говоря, пойти на представление мне хотелось. Оно состоялось в актовом зале, значит, я увидел бы школу. Ведь я еще ни разу не был там. Друзей у меня нет. Узнать про школу я мог только от сестры, которая этой весной пошла в первый класс (прим. переводчика. Учебный год в Японии начинается 1 апреля). Ее рассказы всегда были полны восторга. Но если мама понесет меня на спине, все станут таращить на нас глаза, а то и насмехаться: ишь, младенец какой! А это для меня самое страшное.  По утрам я прошу маму перенести меня к окну только после того, как с крыши застучит капель, хотя просыпаюсь гораздо раньше. До этого я не подхожу к окну. Мне грустно видеть, как собираются в школу мои сверстники. Им и стужа нипочем – бодрые, веселые, мчатся они по межам, огибая засеянные участки, и собираются на главной улице. В эти минуты я, затаившись, лежу в постели и только вслушиваюсь в их голоса. Отправляясь в городскую больницу, мы всегда выходим из дома рано-рано, пока на улице еще никого не видно. Взвалив меня на спину, мама, опираясь на палку и выдыхая клубы пара, осторожно спускается по обледеневшей щебенке к городскому поселку, через который проходит железная дорога.

        Минуло три года с тех пор, как окончилась долгая, страшная война, в которой мы потерпели поражение, а болезнь моя заходила все дальше и дальше. Врачи признали у меня туберкулез тазобедренного сустава и сказали, что я нуждаюсь в специальном лечении, но в доме не было денег даже на лечебный корсет. Единственное, что мы могли,- это раз в неделю спускаться с гор, чтобы показаться доктору и получить лекарство. Нога начала у меня болеть после того, как однажды ранним летом, как раз в год окончания войны, я поскользнулся на горной тропинке, упал и ушиб бедро. Но к тому времени я уже, наверное, заразился туберкулезом от отца. У него стало плохо с легкими, когда он воевал на Южных морях, и его отправили домой. Отец вернулся, харкая кровью, и умер здесь, в деревне, осенью 1945 года. Через несколько дней после падения у меня опухло и начало болеть правое бедро. Больше всего припухлость выступала повыше колена, кожа на опухоли тянулась и стала какой-то прозрачной. Потом она лопнула, и из раны вытекло много гноя, после чего я окончательно слег. В деревне врача не было, и, взвалив меня на спину, мама пошла со мной в город за мазью. Ей казалось, что мою болезнь можно вылечить только в большой больнице, в Токио. Наш дом в Токио сгорел во время бомбежки, достать деньги на поезд было негде. Я уже совсем не мог ходить и все то время просидел у окна в мрачной, продуваемой сквозняком коморке, вдвоем с умирающим отцом.

        Зимой, на второй год после смерти отца, воспаление захватило всю кость колена до тазобедренного сустава. Только заживал один свищ, как чуть повыше от него образовывался следующий. Когда открывался новый зловонный гнойник, прежняя рана затягивалась, оставляя на истонченной коже рубцы как после ожога. Пять таких шрамов совсем изуродовали мою ногу, кожа на бедре стала похожа на изъеденные гусеницами листья вишни. С каждым разом свищи все увеличивались и заживали все труднее. Из открывшегося недавно – уже шестого по счету – гнойника на днях вышел белый осколочек кости. Гниение перекинулось и на костную ткань. Я уже не ощущал боли, когда в рану вводили пинцет и он погружался туда почти наполовину. Болезнь поразила и нервы, которые чувствовали боль.  Неужели поселковый врач прав и мне действительно угрожает ампутация?! От этой мысли мне становилось жутко, я начинал укорять маму и требовал, чтобы она скорее везла меня в Токио. В ответ она виноватым голосом просила потерпеть еще немножко. Но ведь починкой тряпья денег на поездку в Токио не заработать…

        У нас уже почти ничего не осталось из одежды и утвари, привезенных из Токио: все самое ценное мама обменяла на рис и овощи. О том, насколько опустел наш комод, я догадывался по скрипу, с которым выдвигались и задвигались его ящики. Раньше, когда он был до отказа заполнен кимоно и обои, ящики двигались беззвучно, словно смазанные.

        …Я открыл глаза и в который раз принялся разглядывать отцовскую фотографию, висевшую на потемневшей дощатой стене. Снимок был сделан на городском первенстве по сумо, как раз в год моего рождения. На отце был цветной передник борца высшего класса. Мне до сих пор не верится, как при таком богатырском сложении можно было умереть от кровохаркания! И все же отец умер, а его болезнь передалась мне. Если бы он пропал на фронте без вести, как сын наших соседей, можно было бы надеяться, что он вернется, а так… Прижавшись лбом к оконному стеклу, я все смотрел и смотрел на гроб с телом отца, который уносили на плечах наши односельчане. Вот они сошли с проселочной дороги и повернули к остроконечной горе, высившейся как раз напротив моего окна. Не поднимая головы, за гробом шла мама. Народу на похоронах было совсем мало. Началась кремация. Столб дыма, потянувшийся от подножия горы, к которой был прикован мой взгляд, еще долго поднимался ввысь, уходя в прозрачное небо.

        Послышался стук распахнувшейся двери. Я высвободил руки из-под головы. Вернулась наша парочка.

        - Мамочка, мы придумали! И старший брат сможет увидеть представление!- Глаза у сестренки сделались совсем круглыми.- Послушай, мы повезем его на велосипедном прицепе и тогда сможем пойти все вчетвером!- заключила она с гордостью.

        - На прицепе?- переспросила мама.

        - Да, на двухколесном. Мы уже раздобыли,- прибавил братишка, вытирая тыльной стороной ладони нос.

        - Раздобыли? Где?

        - Попросили у соседа. И циновку тоже.- Взглянув на мама, сестренка подошла ко мне.- Братик, на прицепе тебе будет удобно. И пойдем все вместе,- проговорила она, растягивая окончание слов на местный лад.

        Свой двухколесный прицеп старичок сосед использовал для перевозки риса и картофеля. Прицеп был выкрашен черной краской и выглядел вполне исправным. На нем-то они и задумали вести меня.

        - Я не куль с рисом и не мешок картошки,- пробурчал я.

        - Ты ведь стесняешься, когда мама носит тебя на спине. На прицепе же лучше. Мы тебя отвезем. Ну чего еще?!- Сестра безошибочно угадала мои мысли. Но из-за того, что она проговорила все это с укором, глядя на меня сверху вниз, я не смог признаться, что она права. Снова отвернулся к окну, я упорно молчал.

        - Вечно он упрямится!- Сестренка с воплем затопала ногами, да так, что самой небось больно стало.

        - Сказано, не пойду – значит, не пойду!- отрубил я.

        Если бы не моя нога, я сумел бы заставить эту паршивку попридержать язычок, но мне оставалось нагонять на нее страх только грозными окриками. Она стало такой дерзкой, когда пошла в школу. А теперь уже и это карапуз перестал слушаться меня.

        - Малыши специально для тебя достали повозку. Поедем с нами,- включилась в уговоры мама.

        Мне уже все было немило, я натянул на голову одеяло и лежал не шевелясь. В комнате повисла гнетущая тишина. Мне страшно захотелось по-маленькому. И я, как черепашка, слегка высунул из-под одеяла голову. Краешком правого глаза я увидел сразу всех троих. Их вид поразил меня. Мама стояла посередине, обнимая малышей за плечи. Слева к ней прижималась сестренка, готовая разрыдаться. Я опять поспешно натянул одеяло и затаил дыхание.

        - Идите поиграйте во дворе,- попросила мама. Сестра и братишка вышли. Я лежал едва дыша. Из соседней комнаты донеслись голоса, потом послышался стук наружной двери – наверное, все вышли на улицу. Я откинул одеяло. В глазах у меня стояло лицо глотавшей слезы сестренки, и я как-то сразу обмяк.

        На деревню спускались вечерние сумерки. Из окна было видно, как по межам и тропинкам двигаются фигуры крестьян, собирающихся на цирковое представление. Они раскланивались друг с другом и продолжали свой путь по проселочной дороге к школе. Отдельно от взрослых, маленькими стайками, бежали детишки. В руках у крестьян покачивались узелки с дзюбако (набор ящичков с закусками) и бамбуковые корзинки. В них, наверное, была еда и бутылочки с местным сакэ.



Пройдя регистрацию, вы можете оценить данную запись
   
Оценка записи : 0
Просмотров записи :2084
Аниме дневник | Блог

Дата написания: 08-12-2008 | 06:51 pm | ravlik ©



Король страны бандитов (продолжение сказки)часть 4

 ЧАСТЬ ВТОРАЯ

                             КОРОЛЬ БАНДИТОВ В РОЗЫСКЕ!

 

За последние два года Феоктист здорово поднаторел в своем ремесле.

Как и предсказывала Сати, сбор кристаллов занял более двух лет, да и всех артефактов он еще не собрал. Остался последний и, наверное, самый важный - кристалл с белым огнем.

С остальными артефактами не возникло особых проблем, они спокойно лежали в коллекциях всяких жуликов и воров, как и Софон. Украсть их было проще простого. Но есть и побочный эффект, обкраденные пообещали награду за его голову, и теперь его лицо была на афишке. Портрет дрянной, но похожий. Простой народ никогда не обращал внимания, но с этим случаем все изменилось. Перед каждой попыткой что-нибудь украсть, Феоктист обычно присылал записку своей жертве, и в городе начиналась паника. Нет, не среди селян, они как раз потешались над паникерами, а Феоктиста так и прозвали Король Бандитов. Про него начали сочинять разные истории, которые обычно рассказывали детям на ночь.

Феоктисту это было лестно, но работать стало немного проблематичнее. Многие селяне знали его в лицо, а вот остальные воры нет. Каждый раз, после очередного ограбления, рисовался новый плакат, и схожесть среди всех были только волосы.

От тех, кто пускал его переночевать, он не скрывал соей личности, и ему иногда даже делали скидки на ночлег.

Феоктист двигался на юг, покоряя новые селения, но чем дальше он уходил, тем смутнее были показание, и лицо исчезло с плаката. Вместо этого плакат гласил:

                                                 «РОЗЫСК

                                         КОРОЛЬ БАНДИТОВ

                                        ЖИВОЙ ИЛИ МЕРТВЫ

                                           5000 золотых»

Иногда даже с помощью этой афиши, богатели люди, да и сам Феоктист. Они заключали между собой сделку. Феоктист дает привести себя в полицию, селянину отдают деньги, а вора садят за решетку. Утром камера оказывалась пустой. Никто так и не знает, как он оттуда выбирается, но этим же утром он приходит к компаньону за своей долей.

 

Уставший от скитаний, Феоктист повернул домой, в свою страну. Спустя два месяца он добрался до родного замка.

Здесь все казалось так родным, но и непривычным. Под окнами первого этажа, вся стена была расписана мелками, которые как раз закрашивал хмурый маляр, видимо это не первый случай.

Агата сидела в саду и что-то читала. Вокруг ее лавочки сновали два маленьких мальчика- близнеца.

Догадка на счет них была, очевидно, поэтому труднопринемаймая.

Заметив Феоктиста, малыши остановились и, указывая на него пальцем, заголосили:

 - Мама! Смотри, тут какой-то дядя пришел.

Агата нехотя оторвала глаза от книги и присмотрелась к парню.

Похоже, сначала она его даже не узнала. Конечно, вымахал в росте, отросли волосы, наконец, сменил свой потертый плащ.

-  Ну, здравствуй, мама,- улыбнулся он.

 - Феоктист!- просияла Агата, уронив книгу, подбежала и обняла его. - Сынок.

Мальчики стояли и в недоумении хлопали ресницами.

 - Я уже не надеялась, что ты вернешься,- прошептала Агата.

Почувствовав, что ее дергают за подол платья, королева посмотрела на детей.

 - Знакомьтесь, это ваш старший брат Феоктист.

Братики переглянулись и уставились на Феоктиста.

 - А! Тот саамы?!- протянул один из близнецов.

 - Что значит «тот самый»?- присел на корточки Феоктист.

 - Ну, этот, Король Бандитов,- малыши еще плохо разговаривали, но понять их было можно.

 - Ага, тот самый. Так как вас зовут?

 - Лаэнс.

 - Ровэн.

 - И сколько вам лет?

 Близнецы уставились на пальцы рук.

 - Два, скоро будит три,- сказали они хором.

Обессиленный, Феоктист опустился на лавочку. Ровэн и Лаэнс сразу же забрались к нему на колени.

 - Скоро отец вернется?

 - Завтра утром,- ответила королева.

 

Встреча с королем оказалась не такой радушной. Обнял, похлопал по плечу и сразу перешел к делу. Заставил рассказать, что он пережил за последние два года. Феоктист покорно рассказал, про Аду и Лирона, что собрал уже почти все кристаллы.

После рассказа, король посерьезнел и, встав с трона, подошел к сыну. Красная мантия, словно вода, стекла за ним по ступенькам и опустилась на мраморный пол тронного зала.

 - У меня будет к тебе одна просьба. Через две недели я отправляю очень важный груз через Звездный океан. Последнее время нападение пиратов участилось, а эту вещь надо срочно передать.

 - И что должен сделать я?

 - Сопровождать груз на протяжении путешествия.

 - А что за вещь, позволь спросить?

 - Меньше знаешь, лучше спишь,- похлопал король его по плечу и сел обратно на трон.

Феоктист поклонился и вышел из зала. В коридоре его поджидали братики. Схватив парня за руки, они потащили его к себе в комнату.

Весь день старший брат развлекал ребятишек, пока те просто на заснули, плюхнувшись на мягкие игрушки.

Две недели пролетели очень быстро, что очень радовало Феоктиста, ведь его одели в этот неудобный королевский наряд. Он жутко привязался к близнецам, и с ними ему было расставаться сложнее всего. Корабль отплывал рано утром, что было ему только на руку, ни Ровэн, ни Лаэнс не отпустили бы его.

Утро выдалось туманным. Горизонт был еле виден, а почти вставшее солнце поглотили тучи. Капитан корабля уже сомневался, надо ли плыть по такой погоде, но все-таки вывел его из порта и отправился в путь. Феоктист отдыхал у себя в каюте, когда услышал первый раскат грома. На улице лило, как из ведра. Но это мало интересовало юношу. Уже две недели его мучает вопрос, что же там за груз. Прокравшись мимо мечущихся матросов, Феоктист прошел в грузовой трюм. Единственная крупная коробка стояла в углу, а веревки не позволяли ей перекинуться. Вытащив меч, Феоктист поддел крышку ящика и дернул ее на себя. Крышка упала на пол у его ног с ужасным грохотом.

«Вряд ли матросы слышали, но в  следующий раз будь аккуратнее»- выругал про себя парень. В темноте было сложно, что-либо рассмотреть и вор просунул в ящик руку. Что-то мраморное царапнуло руку. Какие-то завитушки и гладкие поверхности. Да это же просто антикварная ваза!

Но, в ящике еще что-то было. Парень наклонился и просунул руку еще ниже. Что-то мягкое и теплое. Неожиданно оно схватило его за руку. Вырвавшись, парень отскочил от ящика. Изнутри послышалась возня, и спустя секунду из него вылез…

 - Лаэнс!!!

Протерев глаза, ребенок уставился на брата и просиял.

 - Братишка, я тебя нашел!

 

 

 

 

Эйролус вышел из воды. Знойным летним днем, когда на небе ни облачка, нет ничего приятнее, искупаться в прохладной воде нетронутого озера.

Поблизости не было ни одного селения, поэтому людей не предвиделось. Развалившись на влажной траве, юноша ждал, пока обсохнет. Льняная рубашка валялась рядом, накинутые на низкую ветку черные широкие штаны и мантия, колыхались на ветру. Достав из сумки флягу с водой, он отпил глоток и осмотрелся.

На миг Эйролус испугался, что потерял свой посох, но темный шест, немного превышающий его рост, стоял под деревом.

Наконец высохли его длинные красные волосы, и он начал собираться. Одевшись, юноша натянул белые перчатки и, подхватив посох, поблескивающий красным кристаллом наверху, юный жрец еще раз огляделся и растаял в воздухе.

 

 

 - Лаэнс, что ты тут делаешь?!- взвыл Феоктист, вытаскивая ребенка из ящика.

 - Я хотел найти тебя.

 - Зачем? Зачем ты забрался в ящик?!- кричал старший брат.

Неожиданно Лаэнс заплакал и уткнулся носом в ногу брата. Немного смягчившись, парень присел и обнял ребенку.

 - Я не хочу обратно,- сквозь слезы проговорил близнец.

Феоктист удивленно уставился на заплаканного ребенка.

 - Ты представляешь, какой сейчас переполох в замке?

Малыш опять возобновил рыдание.

«Ну, что же мне с тобой делать?»- расстроено подумал Феоктист, ведь после высадки в пункте назначения он не собирался возвращаться домой.

 - Я хочу с тобой,- опять заговорил Лаэнс.

 - Знаешь, а это не плохая идея,- улыбнулся Феоктист малютке.

Сам, испугавшись своих слов, парень уставился на удивленное лицо ребенка.

«А что. В дороге мне не будет скучно. Надоело путешествовать в одиночестве. С ребенком, конечно, будет сложнова-то, но чем черт не шутит».

Подхватив братика на руки, Феоктист понес его в каюту. Матросы странно озирались на юношу, но ничего не говорили, своих забот хватало.

После обеда, когда Лаэнс уснул, бандит поднялся на палубу, и, облокотившись на поручень, всмотрелся вдаль. Плыть придется еще целую ночь, а если нападут пираты? Вскоре Феоктист присоединился к Лаэнсу, ночью ему точно не выспаться…

 

 

Ночь. Многие уже спали, а ночные существа только начинали просыпаться. Звезды весело купались в воде, расступаясь перед носом корабля. Да, и, правда, такое ощущение, что плывешь по небу. Лаэнс вновь уснул. Весь день, после дневного сна, он надоедал матросам и порядком устал. Феоктист сидел рядом на кровати и наблюдал за спящим ребенком. Немного длинные пепельные, как и у Феоктиста, волосы спадали на лоб, свернувшись калачиком, он что-то бубнил и улыбался. Неожиданно, идиллию прервал звон колокола.

 - Корабль. Прямо по курсу корабль!.. Это пираты!

Феоктист подскочил с кровати и, подхватив меч, выбежал из каюты, заперев ее на ключ.

Корабль можно было различить, только по огонькам света, но даже в такой непроглядной тьме Феоктисту он что-то напоминал. Несомненно, он уже видел его, но где и когда? Последние два года он не приближался к портам и путешествовал только по суше.

Корабль приближался. Постепенно можно было рассмотреть черный флаг и такие же паруса. Но чем ближе он приближался, тем больше приводил парня в замешательство. Как будто корабль пуст, но кто тогда им управляет. Когда пиратский корабль приблизился, на палубу выскочили разбойники. Схватив канаты, они стали перелетать на судно к Феоктисту. Все бросились в рассыпную, только несколько матросов остались на палубе, смело, приняв бой. Феоктист стоял спиной к двери каюты, в которой находился Лаэнс. Кого-кого, а его он точно не собирается отдавать.

Разразился бой. Повсюду был слышен звон клинков и крики. На Феоктиста напало сразу трое пиратов. Пока ему удавалось ловко уклонятся от колющих атак, но долго так продолжаться не могло.      

Один из пиратов, пытающий напасть незаметно, подкосился и упал. Не зная, как он умудрился его зацепить, и цеплял ли вообще, Феоктист продолжил бой. Внезапно, парень заметил какое-то сияние. Закончив с последним противником, он посмотрел в сторону.

На поручне кто-то сидел. В темноте было сложно рассмотреть незнакомца, но от красного сияния камня на его посохе, Феоктист рассмотрел красные волосы и темную мантию, накинутую поверх льняной рубашки. Сзади послышался грохот. Незнакомец поднял руку. Феоктист оглянулся и увидел врага, пытающегося подкрасться со спины.

Он опять повернулся к незнакомцу, но того уже не было.

Оказывается те пираты, которые находились на палубе, уснули, но их соратники не желали сдаваться. Со своего корабля переходила подмога.

Краем глаза, Феоктист заметил девушку, которая находилась в составе команды пиратов. В животе что-то кольнуло.

 - Ада!- крикнул он.

Девушка оглянулась и, заметив Феоктиста, просияла.

 - Феоктист! Как я рада тебя видеть! Ты так изменился, хотя глаза такие же нахальные.

 - Да ты тоже подросла.

Волосы девушки были все такой же длинны, с того дня как они расстались в городе Софона. Костюм аккуратно облегал сформировавшиеся формы. Да, Ада стала прекрасной девушкой. Из той растрепанной замарашки она превратилась в настоящую красавицу. Она огляделась и, отыскав глазами Лирона, прокричала, чтобы тот подошел.

 - Может сначала, твои люди перестанут резать моих,- усмехнулся Феоктист.

 - Ах да. Эй, народ, отбой. Это корабль моего друга.

Пираты удивленно переглянулись, но оружие опустили. Некоторые начали перетаскивать раненых на свой корабль, некоторые просто переговаривались.

Лирон совсем не изменился. Все та же стрижка, все та же повязка.

Обменявшись рукопожатием, Феоктист, пригласил друзей в каюту. После такого грохота, вряд ли Лаэнс спал. Стоило парню открыть дверь, как ему в ноги уткнулся заплаканный ребенок. Обняв его, он продолжал плакать.

Феоктист подхватил его на руки и внес в каюту.

Когда близнец немного успокоился, начался разговор.

 - Знакомьтесь, это мой братик Лаэнс. У него есть еще близнец Ровэн, но только у этого хватило мозгов прокрасться на корабль.

Лаэнс возмущенно насупился.

 - Ну, здравствуй, малыш, я Ада, а он Лирон.

Ребенок не разделял радости встречи и уткнулся брату в грудь.

 - Вы хотели убить моего братишку,- сказал он возмущенно.

Несмотря на такой маленький возраст, Лаэнс выговаривал уже все буквы, и только изредка шепелявил.

 - Никто не хочет меня убить. Они мои друзья.

Мальчик успокоился, но слезать с колен брата, да еще и отпускать его, он совсем не собирался.

 - Ладно, ну, рассказывайте, как дела,- сказал Феоктист.

 - Да, что рассказывать. Живем помаленьку, грабим разные судна, а, в общем, ничего интересного. Ты лучше расскажи, нашел ли остальные кристаллы?

 - Остался еще один. Сейчас стало сложнее воровать, особенно когда твое лицо на афишах.

 - Да, мы видели. Кстати, как это вам удалось усыпить половину моей команды,- возмутилась пиратка.

 - Это не я сделал. На палубе еще кто-то был. Какой-то парень с посохом, это он всех усыпил, а когда я отвлекся, просто куда-то испарился.

 - Ясненько. Ой, слушай, мы, наверное, побежали. У нас полно раненых, надо отвезти их к врачу, да и у вас, их не меньше.

Ада подорвалась с кровати и, попрощавшись, выбежала из каюты.

Обменявшись еще парой слов, Лирон последовал за ней.

Феоктист даже не знал, что на палубе находился знахарь, и когда он вышел на палубу, добрая половина команды была исцелена.

 - Ладно, пойдем, я тебя выкупаю,- сказал Феоктист.

На самом деле он этого никогда не делал, но не надо быть гением, чтобы знать, как это делается.

 - Я сам,- возразил Лаэнс.

 - Как сам. Ты что, не боишься?

 - Чего боюсь?- не понял ребенок.

 - Тебя ведь может схватить осьминог, ты не знал?- Феоктист не жаждал купать братика, но если с ним и там что-то случится, королева его просто убьет. Малыш призадумался и дал добро.

Как все-таки Прикольно дурить малышню…

 

 

 

 

                                            ГЛАВА ПЕРВАЯ

                                     НЕИЗВЕСТНОЕ  ОРУЖИЕ

 

 

Корабль зашел в порт на рассвете. Алый круг солнечного диска, только начал подниматься из-за горизонта, а его уже окутали золотые и фиолетовые облака. Моросил дождик.

Порт, куда они прибыли, был огромен и, судя по всему, еще не захвачен пиратами. Уже проснувшиеся люди принялись за работу, то и дело куда-то таская ящики или мешки.

Подхватив на руки спящего Лаэнса, Феоктист сошел с корабля.

Пройдя по скрипучему мосту, парень направился вглубь просыпающегося города…

 

 

 

«Где же спрятаться. Если они украдут его, дедушка меня прикончит, и не важно, что он уже умер, такие мелочи ему не помешают»- взвыла про себя Тиниа, прячась за скалу.

Преследующие ее мужчины, были настроены серьезно, вне всяких сомнений. Знак на их куртках, в виде двух скрещенных мечей, говорил сам за себя. Это знак страны Воинов, страны, которая уже много столетий враждует со страной Наемников.

«Надо сменить костюмчик. В толпе я сильно выделяюсь»- подумала Тиниа, взглянув на свое одеяние.

Кожаные шорты крепко облегали (если это конечно можно назвать шортиками, скорее смахивает на нижнее белье), с таким же сомнением можно сказать и про топик, которые еле прикрывал ее немалые формы.

«Обувь, пожалуй, оставлю, все-таки новое изобретение»- девушка притянула к себе колено.

 Новым изобретением она называла кроссовки, которые вышли в продажу с месяц назад.

Подумав, девушка решила и перекрасится, длиннющие волосы, доходившие ей до колен, притом, что завязаны в хвост, почти на макушке, имели странный нежно сиреневый оттенок.

Убедившись, что воины скрылись из виду, Тиниа вылезла из прикрытия и отправилась в город.

 

 

Заперев спящего Лаэнса в снятой им комнате, Феоктист спустился в таверну, смежную с гостиницей. Страна Наемников была не такой уж и шумной, как говорили. По крайней мере, этот город.

В таверне, где обычно напиваются до чертиков, и начинают драки, сидела небольшая компания мужчин, со скрещенными мечами, изображенные на спинах куртки.

Хозяин таверны зло поглядывал в их сторону и дальше протирал пивные кружки.

Мужчина рассказал Феоктисту, что это люди из станы Воинов - враги государства, которые прибыли сюда, чтобы поймать какую-то девчонку. Говорят, она создала уникальное оружие, которое еще никто никогда не видел в этом мире.

Заказав себе вяленого мяса и вина, Феоктист сидел и слушал разговор воинов.

 - С дедуганом мы бы справились, он хоть и бойкий был, да немощный, а девчонка шустрая,- молвил один.

 - И симпатичная. Вы видели ее костюм?- гыгыкнул уже пьяный мужчина.

От чужого разговора, Феоктиста отвлек толчок в колено. Посмотрев вниз, Феоктист застыл.

 - Лаэнс? Но как, я же запер дверь.

 - Нет ничего проще, с нашим папулей-то,- улыбнулся ребенок и залез к брату на колени.

После того как оба брата перекусили, Феоктист спустил малютку на пол, и сказал, что бы тот ждал его на улице.

История про невиданное оружие его очень заинтересовало, и он решил устроить состязание.

Подойдя к столу воинов, он нагло взял у одного из них кусок мяса, и, прожевав, заговорил:

 - Слышал, вы из страны Воинов, прибыли, чтобы раздобыть какое-то оружие?

Воины промолчали, нервно уставившись на наглеца.

 - Так вот, давайте заключим пари, что я достану его быстрее вас.

 - Да кто ты такой,- пролепетал пьяный.

Феоктист выхватил у одного из воинов нож и, вырезав на крышке стола инициалы «КБ», вогнал орудие в дерево.

 - Смекайте,- усмехнулся Феоктист и выбежал из корчмы.

 - Ну, и что это за «КБ»?- удивился пьяный.

 - Не может быть чтобы этот мальчишка…- промолвил второй.- Король Бандитов. Все быстро подорвались, а то нам никогда не видать оружия. Догоняйте пацана!

Побросав оплату за еду на стол, воины разом подорвались и побежали.

 - Лаэнс,- держись за меня крепко,- приказал Феоктист, подхватывая брата, пробегая мимо и заскакивая на забор. Перебравшись на крышу, парень побежал дальше. Снизу уже слышался топот и ругательства. Ничего не понимающий Лаэнс, ударялся подбородком о плечо брата и радостно махал разъяренным дядькам.

Вскоре дома кончились, а сними и крыши, по которым бежал Феоктист. Спрыгнув на землю, парень выбежал на поляну. Здесь было негде спрятаться и приходилось просто бежать. Воины не отставали, а Лаэнс вдруг показался совсем не подъемным.

Послышался какой-то странный взрыв, один из воинов захрипел и упал на землю.

Резко развернувшись к противникам, Феоктист усадил Лаэнса на огромный камень, как он, кстати, подвернулся и вытащил меч.

Воины пока не нападали. Перевернув раненого товарища на спину, они расстегнули ему куртку. На груди у мужчины кровоточила небольшая дырочка. Резко выгнувшись, раненый обмяк в руках напарников.

Оставив его лежать, мужчины поднялись и, наконец, кинулись на Феоктиста. Свесив ноги вниз, Лаэнс хлопал в ладоши и подбадривал брата. Похоже, он не понимал всей серьезности ситуации. Феоктисту тем временем удалось ранить одного воина в ногу. Взамен одного на парня кинулись еще трое. Еще один взрыв. Воин, нападавший справа закатил глаза и упал у ног Феоктиста. По траве растеклась лужа крови. Сделав еще один выпад, Феоктист пронзил одного из врагов, но сразу зажмурился от красного сияния. Когда же ему удалось, открыт глаза, все воины мирно спали.

Подхватив на руки заснувшего Лаэнса, который чуть ли не свалился с валуна, Феоктист побежал в сторону леса.

Перейдя на спокойный шаг, Феоктист огляделся. Деревья, протоптанная пыльная тропинка. Солнце не пробивалось через сочную листву, как потом оказалось, на небе сгустились тучи. Заморосил дождик.

Уткнувшись носом в плечо брата, Лаэнс тихо сопел.

Шорох. Трещание веток. Внезапно перед парнем  с дерева спрыгнула красивая девушка с нежно-фиолетовыми волосами. Про откровенность костюма я промолчу (думаю, вы ее уже узнали). В руках незнакомка держала в руках металлический предмет.

 - Привет,- сказала она вполне дружелюбно.

 - Привет,- ответил ей Феоктист.

Лаэнс недовольно заерзал. Что за нахал разговаривает у него над ухом?

 - Спасибо, что помогла справиться  с теми воинами. Ведь это ты убила их, не так ли?

 - Я, но и не думала помогать тебе. Ты их хорошо отвлек, я не могла упустить такой удобный момент. Кстати, я Тиниа.

 - А я Феоктист.

 - Кто же не знает знаменитого Короля Бандитов. Это твой братик?

 - Да, это Лаэнс. Ладно, что мы так и будем стоять под дождем, надо где-то укрыться.

С момента разговора, дождь успел усилиться и лил, как из ведра.   

Укромное место нашлось под огромным дубом. Поудобнее усевшись на корень дерева, Феоктист замотал Лаэнса в плащ. Тиниа, сидела на земле и вытиралась платком.

 - Это и есть то самое неизвестное оружие, из-за которого за тобой гоняются.

 - Да. Я естественно никому не собираюсь его отдавать. Если я его потеряю, дедушка меня на том свете прикакошит. Это он создал эту прекрасную вещичку. С моей магией я немногое могу, но благодаря  нему, я теперь могу использовать ее хоть с какой-то пользой.

 - Ты владеешь магией?

 - Магией метала. Могу делать с ним все что угодно. А для моего автомата, мы его так с дедушкой назвали, нужно делать пули.

 - Пули?

 - Ну да. Ты ведь видел дырочки на телах тех воинов. Я их просто подстрелила, а столько кровищи. Хороший эффект. Ну я имею в виду, что его могут использовать даже простые люди, но для этого надо научиться выливать пули, да и отобрать у меня автомат, что в принципе невозможно.

  



Пройдя регистрацию, вы можете оценить данную запись
   
Оценка записи : 10
Просмотров записи :2207
Аниме дневник | Блог

Дата написания: 07-13-2008 | 04:10 pm | ravlik ©



Бандитский наследник (сказка)часть 3

 

                                       ГЛАВА ПЯТАЯ

       УЗНИК КРИСТАЛЬНОЙ КАМЕРЫ. РЕШАЮЩАЯ БИТВА АДЫ

 

Вдали показался Звездный океан. Говорят, что если, плывешь по нему ночью, такое ощущение что ты летишь по звездному небу. Поэтому этот океан так обожают пираты. В порту почти не встречаются обычные селяне, поскольку этот порт по совместительству и пиратский. Не проходит и дня без драки, грабежа, убийства, но, несмотря на это, городок очень веселый. Именно здесь, ближе к океану, и стоит замок Софона – мелкого жулика и обманщика.

 - Кстати, давно хотел спросить, сколько стоит корабль?- спросил Феоктист у Ады.

Подняв пушистую мордочку, немного подумала:

  - Если хороший, то где-то 50 золотых. А что? 

 - Да так.

Феоктист пришпорил коня. В лицо ударил морской ветер. Сейчас принц страны Бандитов мечтал только о душе. Прошлой ночью им так и не удалось выспаться. Откуда не возьмись, появился Диомид. И как он их выслеживает, и почему вообще к ним пристал? Может потому, что он выбрал своей жертвой Аду, а Феоктист ему помешал? Неужели Диомид настолько самовлюбленный? Впрочем, это только предположение.

Когда они, наконец, добрались до города, Ада спрыгнула с лошади и помчалась в сторону замка. Феоктист еле ее поймал.

 - Нет. Сначала надо отдохнуть. Софон никуда не денется, и в этом обличии ты все равно ему ничего не сделаешь.

Ада послушно обмякла у него в руках, но, не потому что послушалась, просто ей было сложно дышать в стальной хватке парня.

Найдя постоялый двор, Феоктист принял долгожданный душ и улегся спать. Бешеную Аду пришлось привязать к кровати, и когда та перестала орать, наконец, смог заснуть.

Когда он проснулся, Ады рядом не было. Неужели она отправилась туда одна?

Феоктист подорвался с кровати и побежал в ванну. На бегу, распахнув дверь, он влетел в комнату. Ада спокойно принимала душ, но, заметив Феоктиста, дико завизжала.

 - Я ничего не видел! Я ничего не видел!- выбежал обратно Феоктист, закрыв глаза руками.

 Через насколько минут уже чистая, и одетая Ада выбежала из душевой.

 - Ты что обалдел!- взвыла она.

 - Я ничего не видел. Было слишком много пара.

 - ЧТО?

 - Ладно, извини. Ты идешь?

 - Куда?

 - Как куда? К Софону. Устроим ему сюрприз.

 - Какой еще стриптиз?

 - Какой стриптиз?- не понял Феоктист.

 - Ну, ты сказал «Устроим ему стриптиз».

 - Я сказал не стриптиз, а сюрприз.

 - А!

 - Ну, кто о чем думает.

 

Ночь выдалась светлой. Расходится по домам никто не собирался, наоборот веселье только начиналось. Ада и Феоктист уверенно пробирались через толпу к жилищу Софона. В окнах замка горел свет, мимо которых то и промелькивали силуэты. Похоже, у Софона какой-то прием, но он то не будет против, если к ним присоединятся принц с пираткой. 

На входе в замок стояла стража. И это были уже не те тупые бугаи, у них в глазах было написано, что где-то, может даже в самых темных закоулках сознания, обитает интеллект. Они решительно закрыли подросткам дорогу.

- Приглашение.

 - Мне оно не нужно, я племянник вашего хозяина,- соврал Феоктист.

Стражники почти поддались, но копья все еще преграждали им дорогу.

 - У господина Софона нет племянника, по той причине, что нет ни братьев не сестер,- отчеканил один из охранников.- Идите по-хорошему, ребята, пока мы вас…

Ада уже было, ринулась в бой, но Феоктист остановил ее.

 - Мы все поняли, грозные дядьки охранники,- улыбнулся Феоктист, оттаскивая Аду чуть ли не за шкирку.

 - Что ты делаешь, мы же можем их победить,- возмутилась Ада, когда те повернули за угол.

 - Зачем привлекать лишнее внимание, если хозяева проявили неосторожность оставить окно открытым,- указал наверх Феоктист.

 Окно второго этажа было отворено нараспашку, а выбившиеся наружу шторы, как будто приглашали незваных гостей.

Сначала на подоконник вскарабкался Феоктист, затем затащил за собой Аду.

 - Где сокровищница?

 - На самом последнем этаже. Надо будет пройти тюремную камеру, а за ней сразу и хранилище.

По воле судьбы, они к счастью оказались рядом с лестницей. Проверив свободен ли путь, они прокрались к лестнице и побежали наверх.

Гости веселились на третьем этаже. Из-за двери был слышен смех, музыка, звон бокалов. Никто и не подозревал, что в замок пробрались воры.

Предположение о таинственности визита, оказался обманчивым. С лестницы послышался звон доспехов.

 - Наверное, они пробрались через окно. Найти их! Я доложу об этом хозяину.

Преклонившись через поручни, Феоктист и Ада увидели, как стражник забежал в светлый бальный зал. Не теряя времени, они помчались дальше, остальные стражники ведь все еще ищут их.         

Замок, на который была закрыта дверь, ведущая на пятый этаж, казался неприступным. Разрубить   его мечом, получилось с третей попытки. К сожалению, шум не остался без внимания, снизу послышались воинственные крики и стук оружия о латы.

Тюремная комната освещалась только одним источником света. Решетка в конце помещения светилась бирюзовым светом и даже слепила глаза. Пройдя мимо заржавелых, давно пустующих камер, Ада присмотрелась к узнику, сидящему за светящейся решеткой. И не поверила своим глазам.

 - Лирон!- воскликнула она.

Парень испуганно поднял глаза на девушку, но, всмотревшись в черты девичьего лица, подорвался со скрипучей кушетки и подбежал к решетке.

 - Ада! Неужели это ты? Тебя не убили!

Парень просунул через прутья руки и попытался обнять девушку.

 - Я думала ты погиб!- плакала Ада.- Но почему, почему они держат тебя за решеткой?!

 - Я стал оборотнем, меня укусили, а в полнолуние, когда я в облике зверя, они могут меня контролировать. Я выполняю за них грязную работу.

 - Я освобожу тебя,- всхлипнула Ада, ища глазами ключи.

 - Не ищи. Их здесь нет. Они открываются, только когда я превращаюсь в оборотня. Скоро луна взойдет над замком. Уходи отсюда. Пелагея может приказать мне убить тебя, а я не могу себя контролировать.

 - Ада, они уже идут,- подал голос Феоктист.

Девушка металась от Феоктиста к Лирону, не зная, что делать. Оборотень грустно наблюдал за ней, прислонившись лбом к решетке. Пиратка подбежала к нему и, поцеловав, прошептала:

 - Я помогу тебе.

И выбежала из тюремной комнаты. Задумчиво посмотрев на Лирона, Феоктист побежал за ней.

 - Мы вернемся,- крикнул он, не оборачиваясь.

 

Взору вора открылась сверкающая зала. Золотые монеты, драгоценности, бесценные камни и картины. Все было здесь.

 - Феоктист!- повала Ада.

Опомнившись, Феоктист подошел к девушке. Она указывала на серебряную подставку, где на подносе лежал прозрачный кристалл, с синим огнем, горящим внутри.

Феоктист протянул к нему руки. Камень излучал прохладу, заставив его поежится. Взяв сокровище за цепочку, парень осторожно его потрогал. Опасности он из себя не представлял, так, красивая безделушка, еле помещающаяся в ладони.

Грохот заставил его обернутся - в комнату вбежала стража. За ними в комнату зашел полный мужчина в расшитом костюме и со странной прической. У него за спиной стояла высокая женщина в шелковом платье зелено цвета.

 - Так это просто дети. Вы. Что не можете справится с этим без меня,- фыркнул Софон.

 - Это не просто дети. Я смотрю наша лисичка решила вернутся,- вышла вперед Пелагея.

Лицо Ады скривилось в злобной гримасе, но на женщину это не произвело и малейшего впечатления. Погрозив пиратке пальцем, Пелагея обратила внимание на Феоктиста. Осмотрела его с ног до головы и, хмыкнув, произнесла:

 - Это твой новый друг? А как же Лирон.

Ада промолчала, все так же злобно глядя на ведьму. Еще секунда и она ее просто растерзает.

 - Сними с меня проклятье! Или…

 - Или что?- Засмеялась Пелагея. – Смотрю за этот год, мозгов у тебя не прибавилось. Взять ее!

Даже не достоя оружия, стражники двинулись к Аде, но Феоктист стал на их дороге. Один из наемников попытался ударить его, но кулак встретил только пустоту. Перекувыркнувшись через противника, он ударил его мечом. Мужчина захрипел и свалился на пол. На него кинулись еще двое. Одному даже удалось выбить у парня меч и ударить в живот. Кашляну, парень, отбежав сторону, и с разворота врезал обидчику по челюсти. Послышался хруст сломанной челюсти. Стражник отлетел к стене и взвыл, как раненый медведь, но в отличии пушистого зверя не взбесился и не бросился драться до последнего, а так и остался сидеть по стеночкой.

 - Ах ты, щенок,- бросился на него еще один, но это оказался обманчивый маневр. Сзади его обхватил еще один противник. Второй с размаху опять ударил его в живот. Феоктист закашлялся, но не растерялся. Подцепив ногу, держащего его стражника, Феоктист повалил его на пол, и когда они упали, смог освободится от живых оков. Подобрав меч, он проткнул ему ногу, чтобы тот не встал. Ада не осталась в долгу и помогла парню с воином, пытавшемся подкрасться к нему сзади.

Софон и Пелагея спокойно наблюдали за схваткой, но волнение постепенно нарастало. Они ни как не ожидали ТАКОГО от 16-летнего парня.

Сражение закончилось за считанные минуты. В комнате остались только хозяева замка и их незваные гости.

Но когда в замке раздался крик, закончившийся продолжительным, волчьим воем, на губах Пелагеи появилась торжествующая улыбка. Феоктист сразу понял причину радости ведьмы. Лирон!

В дверном проеме появился мохнатый зверь. Сев рядом с хозяйкой, он «приветливо» посмотрел на ребят. Мол «Ну, здравствуй, ужин».

Ада со страхом попятилась и спряталась за плечо Феоктиста.

 - Я не могу убить его. Он…он,- прошептала Ада, уткнувшись лицом в спину приятеля.

Неожиданно произошло такое, чего не ожидал даже Софон, Пелагея швырнула в Феоктиста боевым заклинанием, от чего тот отлетел к стене и свалился на пол. Аду тоже швырнуло на пол, но скорее оттого, что Феоктист просто задел ее. Не успела она подскочить на ноги, как над ней навис Лирон. Его пасть была приоткрыта, демонстрируя длинные белоснежные зубы.

 - Лирон,- промолвила, испугано Ада, больше она ничего не произнесла.

Лирон занес когтистую лапу. Из ее горла вырвался пронзительный крик, но удара не последовало. Ада приоткрыла глаза. Лапа остановилась в нескольких сантиметров от ее сердца. Было такое впечатление, что оборотень сопротивляется. Отскочив в сторону, он схватился за голову и завыл.

Заметив это Пелагея, отстранилась и попыталась улизнуть из сокровищницы. Вой резко прервался, и, опустив руки, Лирон повернулся к ведьме. В испуге, та пыталась отступить, но споткнулась и упала. Открыв глаза после удара о пол, Пелагея увидела Лирона. Он с ненавистью смотрел на нее сверху, скаля зубы.

 - Расколдовывай!- приказал он.

 - Нет!

 - Тогда ты умрешь,- прорычал Лирон, запуская когти ей в плечо. – Говорят, заклятье теряет силу после смерти мага, который его наложил.

Пелагея пронзительно закричала.

Наконец вмешался Софон. Подобрав меч раненого воина, он замахнулся на оборотня, но его клинок остановил меч Феоктиста. Он тяжело дышал и держался за левый бок, но это не особо мешало ему сражаться с неуклюжим жуликом. Отбросив его ударом ноги, Феоктист упал на колени, и прикрыв рот закашлялся. По пальцам побежала струйка крови. К нему подбежала Ада.

 - Даю последний шанс, расколдовывай!- опять приказал Лирон.

Пелагея закричала, но когда хватка когтей ослабла, прошептала:

 - Хорошо…хорошо я сниму заклятье.

Лирон отступил и дал ей встать.

 - Стой,- неожиданно вскрикнул Феоктист.- Подождем рассвета. Она нас может обмануть.

Лирон понял, о чем говорит Феоктист, и кивнул. Сняв с нее заклятие после трансформации в лисицу, они бы знали наверняка, что она больше не станет зверем.

Феоктиста положили на груду монет, чтоб тот отдохнул, Лирон и Ада сидели рядом и о чем - то разговаривали. Пелагей присела возле неудачливого мужа и оторвав лоскут от платья, перевязала раненое плечо. Все ждали рассвета.

 

 

 

                                                 ГЛАВА ШЕСТАЯ

                                         ПРОЩАЛЬНЫЙ ПОДАРОК

 

Солнце лениво поднималось из-за моря, освещая прозрачную воду и прогоняя отражение звезд. На горизонте появились корабли, оживали улицы.

На глазах находящихся в комнате людей начались трансформации. Ада и Лирон принимали свои дневные облики.

Лирон остался только в какой-то набедренной повязке. По сложению его тела, было видно, что человеческая сила почти не уступала силе зверя. Длинные волосы спускались ниже плеч, а к глазам вернулась привычная форма зрачков. Посмотрев на Аду, он поднял Пелагею на ноги, подтолкнул ее вперед. Злобно фыркнув, женщина вытянула вперед здоровую руку, раненой она взялась за какой-то амулет и зашептала.

Лисица закричала и упала на пол.

 - Что ты делаешь,- зарычал Лирон.- Почему ей больно?

 - А ей что, приятно должно быть,- тем же тоном ответила Пелагея, и, закрыв глаза, продолжила обряд.

Ада корчилась на полу в агонии и дико кричала. Пелагею это не смущало, и она шептала дальше. Ее ладонь засветилась и вырвавшийся из нее луч, пронзил лису.

Вскрикнув еще раз, Ада обмякла. Лирон было, кинулся к ней, но Феоктист его остановил:

 - Смотри.

Тело Ады засветилось и поднялось в воздух. Постепенно черты начали меняться, конечности удлинятся. Вскоре на пол опустилась та самая пиратка, которой она была несколько минут назад.

Пелагея с ее мужем уже сбежали из зала, но стража так и не появилось, неужели они перебили всех их воинов. Да, с деньгами вроде все в порядке, а охраны почти нет. Вот что значит жадность.

Феоктист подобрал меч и сунул его обратно в рюкзак.

Ада и ее друг были немного заняты друг другом, и, решив, что он им только мешает, ушел.

 

По дороге в гостиницу, принц страны Бандитов заглянул к целителю, который вылечил его за считанные минуты. На постоялый двор он так и не пошел, вспомнив про одно дело.

Когда же он, наконец, попал в снятую им комнату. Лирон и Ада уже были там.

 - Похоже, я вам помешал,- сказал Феоктист, бросая на кровать рюкзак.

 - Нет, что ты,- смутилась Ада, отодвигаясь от Лирона.

Тот уже оделся в свои пиратские одеяния, на лбу красовалась новая повязка, а волосы аккуратно подстрижены.

 - Я вижу, ты вылечился,- заметила Ада.

 - Да, я заходил к целителю, и не только туда.

 - Ты о чем?

 - Потом, я устал,- отмахнулся Феоктист, плюхаясь на кровать.

Ада и Лирон последовали его примеру и вскоре тоже заснули.

 

 - Подъем!- услышала Ада над ухо.

 - Феоктист, ты че с ума сошел?- прохрипела Ада.

 - У меня мало времени, пошли.

Забрав коня из конюшни, Феоктист и его друзья отправились в порт.

 - Кстати, Лирон, хотел тебя спросить. Сколько тебе лет?

 - 18, а нет, сегодня ночью 19.

 - Отлично, значит, я подоспел вовремя.

Остановившись у причала, Феоктист порылся в рюкзаке и достал оттуда какую-то бумажку.

 - Это мой вам прощальный подарок, владейте,- сказал он и протянул документ паре.- Так сказать подарок на День рождения и заодно на свадьбу. Он ваш,- добавил парень, указывая на огромный корабль.

 - Что?! Феоктист, ты не шутишь?- радостно подпрыгнула Ада.

 - Я просто сдержал обещание. Идите, поднимитесь на него.

Увидев замешательство на лице Лирона, Феоктист все понял.

 - И не думай отказываться. Мне он все равно не нужен. Иди за ней.

Лирон кивнул, и дружески обняв его, побежал за любимой.

 - Будьте счастливы,- усмехнулся Феоктист.

Корабль был абсолютно новый и просто прекрасен. Ада носилась по палубу, радостно кружась вокруг мачты.

 - Феоктист, он просто замечательный! Спасибо!- крикнула Ада, перегнувшись через поручень, но Феоктиста там уже не было.

 - Ада,- позвал ее Лирон.

Пиратка подбежала к парню и увидела, что к двери пришпилена записка.

 

«Благодарить надо не меня, а Софона. Корабль куплен на его деньги.

В комнате капитана вы найдете еще деньги на пожитки и сбор команды.

Счастливо оставаться.

                                                                                                 К.Б.»

 - И когда он успел?- усмехнулась Ада.

 - Что за К.Б.?- спросил Лирон.

 - Король Бандитов.

Продолжение следует...



Пройдя регистрацию, вы можете оценить данную запись
   
Оценка записи : 5
Просмотров записи :2115
Аниме дневник | Блог

Дата написания: 07-12-2008 | 03:18 pm | ravlik ©

Всего записей в дневнике у ravlik (10)



Страницы дневника: 1 | 2 |





Реклама на сайте | Конфиденциальность | Контакты