Продолжение истории.. читать всем..

Я взяла его под руку, и мы стали подниматься по лестнице. Док крикнул нам вслед и скрылся в лаборатории: - Не забудь, ты мне сказала, что расскажешь про них, Алиса. И я рад, что ты снова на ногах, Денис.

столовая, 18:49

На сей раз, стол был не настолько "пышный", как 2 дня назад. Моя тарелка была наполнена любимой едой и стояла на том месте, за которым я сидела в первый день. И как всегда, напротив стояла ещё одна тарелка, но тут и к гадалке не ходи, чья это порция. В столовую, со стороны кухни, вошёл Макс. Самое неожиданное было то, что с ним не было Капитана.

Денис помог мне сесть за стол, но только я село, как на меня устремился его взгляд. Заметив, куда смотрят глаза, я поняла, что он не выходил 2 дня из комнаты и не мог увидеть того, что происходило здесь, всё это время. Для меня стала привычным, что немного юбка открывает чулки. Но люди не могли привыкнуть к этому зрелищу. Я решила подбодрить его и успокоить:

- Не меняйтесь так в лице, всё нормально. Я всегда так сижу.

- Ой, извини, - он посмотрел мне в глаза. – Я не ожидал, что ты можешь так ходить по этому дому.

- Поэтому, - Монтана перебил наш разговор,- эта девочка стала украшением этого дома. Единственное светлое пятно в этой непроглядной тьме.

Неловкое молчание, после этих слов, воцарилось в столовой. Тут через главную дверь вошёл Капитан. Он принёс какие-то бумаги, по запаху можно было догадаться, что бумаги от Дока. Когда он передал эти бумаги, Монтана быстрым взглядом пробежался по тексту и сделал окончательный вывод:

- Изумительный план. Мне определённо нравится ход его мыслей, начнём это сразу же, как будут первые итоги войны.

- Войны? – я чуть не поперхнулась, - простите за мою нескромность, но я не ослышалась, вы сказали войны?

- Да, войны. Мы не зря привезли тебя сюда. Ты должна была предсказать исход этой Великой Войны.

- Я не против войны, но разве вы не должны были сначала понять, что написано на Копье? Ведь именно оно станет козырной картой в этой войне. И зачем вам я теперь?

Лейтенант умолк и стал усиленно жевать свой ужин. Я успокоилась и стала доедать мясо с гарниром, запивая весь ужин тёплым молоком. Я даже не успела заметить, как ушёл Денис, но только я успела всё доесть, как дверь распахнулась. В комнату неожиданно для всех вбежали Рип Ван, Док и ещё 2 девушки. Они говорили на перебой, о чём они говорили, понять не мог никто. Моё терпение лопнуло первым:

- Хватит орать всем вместе, вы можете говорить по очереди!? Док, начните вы, если что, то вы все потом дополните.

- Хорошо! – Док перевёл дыхание, успокоился и начал говорить. – Только что к нам поступила новость о том, что частями Красной армии СССР в районе озера Хасан, разбиты японские милитаристы. Их армия становится сильнее с каждым днём, она скоро будет непобедима. Что нам делать?

- Только часть армии смогла разбить такое нападение, - девушка говорила с придыханием. Её волнение было нескрываемо

.

- Успокойтесь, господа! – Макс пытался всех успокоить. На лице его читалось холодное равнодушие ко всему. – СССР – это не главная наша цель, это цель лишь Гитлера. Наша цель находится совсем в другом направлении. Наш удар будет направлен туда, где обозначится цель, но не сейчас, а в дальнейшем.

- Но, как вы можете так говорить?..

Снова началась неразбериха, мне всё это надоело. Я схватила Рип Ван за край манжета и потащила к выходу.

- Куда ты меня тащишь?

- Большое спасибо вам за ужин, - я обращалась ко всем, но меня так и не услышали. – Мы идём от сюда подальше.

Мы вышли, хлопнув дверью, но ответной реакции так и не последовало. Отойдя немного от дверей, я повернулась к Винкель и спросила:

- Я видела из окна озеро в саду. Можешь проводить меня туда? Я хочу посмотреть на него поближе.

- Уже темнеет, а если мы пойдём туда сейчас, то прейдем туда через 2 часа. Давай лучше завтра днём. Скорее всего, уже начали учения во дворе, так что лучше не выходить из дома.

Я опустила взгляд в пол, но обдумав всё, я посмотрела радостными глазами на Рип.

- Хорошо, тогда договорились!

комната, 22:15

Я вышла из ванной комнаты, вытираясь после душа. На письменном столе лежала красная роза и письмецо. Казалось, что роза переполнена чьей-то энергией, самой необычной, удивительной, я никогда не видела такой сильной магии. Казалось, это была душевная любовь. Но письмецо было отрицательно заряжено. Роза и письмецо лежали в разных концах стола. Я поставила розу в тонкую вазочку и налила туда воды. Письмо я открыла только, когда легла в кровать. Я наклонилась на мягкие подушки, взяла на колени мишку и распаковала письмецо.

II. Письмо Монтана Макса к Алисе

Спасибо за вчерашний вечер. Я был сражён твоим платьем и поведением, но ты уехала рано. В чём причина этого поступка? Мне остаётся лишь догадываться. Я прошу прощения, за произошедшее сегодня за ужином. Мои люди не смогли сдержать эмоций. Надеюсь вы сможете их простить. *_*

С любовью, твой Макс

27,08,1938г.

Мда! Писал явно не он, а Капитан. Обращения, стиль речи, предложение мира, не обижаться. Нет, я согласна инициатива была Макса, но вот само письмо написано Капитаном. И всё-таки, он красивые слова подобрал. Может, говорит он не часто, но пишет изумительно. Не удивительно, что Рип Ван Винкель влюбилась в него. Я считаю, что он нежный и ласковый, просто он всех стесняется. Я отложила письмо на стол, легла поудобнее, крепко прижала к себе мишку и погрузилась в мир сладких снов.

берег озера, 1 сентября 1938 года, 15:30

Как хорошо, что рядом есть озеро. Ветер приятно обдувал, не давая, ещё палящим лучам солнца сжигать меня. В тени деревьев спала Рип Ван, каким-то детским непробудным сном. Надо подарить ей детские часики, чтобы не проспала.

Вот уже 5 день я стаю утром, в 8:00, одеваюсь, завтракаю и иду в лабораторию к Доку. Рассказываю древние придания и проклятья, истории и молитвы. Именно из-за этого я встаю рано, и совершенно не высыпается Винкель. Всю ночь по дому слышатся стоны и крики, - это всё из-за того, что Док ставит эксперименты, с нанесением рассказов. Даже защита, мишка, подаренный Капитаном, не помогал заснуть. Когда я слышу эти стоны, я вспоминаю время захвата и свержения Главы и всего Пандемониума. Мне начинают сниться кошмары, старые воспоминания, о которых я пыталась забыть 30 лет. За ночь я просыпалась по 3-5 раз, я стала плакать по ночам, но никто не может мне помочь. Никто не может высушить мои слёзы.

После обеда мы с Рип бежали на озеро. Винкель мирно засыпала под деревьями, на мягкой травке, а я любовалась озером и лилиями, что росли на берегу. Я с самого детства люблю лилии больше всех цветов, это самые нежные, красивые и приятно пахнущие цветки. Сегодня я пришла на озеро вместе с мишкой, села возле лилий и опустила ножки в тёплую озёрную водицу. Запах цветов, тёплая вода, мягкий и пушистый мишка, – всё это сморило меня. Лучи тёплого, но не жгучего, солнца, как одеяло пригревали меня. Я не заметно для себя уснула, это впервые за 2 дней, я впервые уснула на берегу озера.

Внезапно сильно похолодало, ветер усилился, и я услышала выстрелы. Открыв глаза, я поняла, что уже ночь и меня держит на руках Капитан. Он нёс меня в дом, я прижала мишку сильнее и заметила лёгкую улыбку на его лице. Закрыв глаза, я будто провалилась в бездну сна. Всю ночь не было слышно ничего, кроме тишины. Тишина… Блаженная тишь… Как же всё это прекрасно!

комната, 2 сентября 1938 года, 7:53

Крик! Опять Док кого-то мучает. Ну, за что нам-то такое мучение. Сегодняшнее утро похоже на все остальные. Только одно настораживало, - не было Рип Ван Винкель. Обычно в это время она уже приходила с завтраком. Но сегодня её, почему-то не было, и крик слышался не совсем обычный.

Я оделась, умылась и стояла перед зеркалом, расчесывая волосы. Рип до сих пор не появилась. На улице раздался выстрел, но к подобным происшествиям я уже привыкла. Заправив кровать и спрятав мишку под подушку, я направилась к Доку в лабораторию. Но её я так нигде по дороге и не встретила.

подземелье, 8:10

Спустившись вниз по лестнице, я оказалась в подземелье, но здесь было подозрительно тихо. Единственный крик раздавался из конца коридора, оттуда же доносились выстрелы и звонкий детский смех. Подойдя к двери лаборатории, я не выдержала и побежала на звук.

Краем глаза я замечала, что в камерах никого не было. Интересно, а где все? Не уже ли Док так рано начал испытывать своих жертв? Коридор оказался очень длинный и извилистый, но я всё-таки добежала до конца. Передо мной оказалась дверь, но на двери были нанесены славянские охраняющие мольбы, а по запаху было понятно, что дверь была ещё и святой водой. Я схватила ручку двери и попыталась открыть, но не получилось, дверь была заперта. Снова крик, снова смех, снова этот меткий выстрел. Я разбежалась и левым плечом выбила дверь.

Влетев в комнату, я увидела Дока, он писал какие-то отчёты и бумаги. Рип стояла на середине комнаты, из её мушкета шёл лёгкий дымок. Вокруг летали мелкие пули, они, казалось, двигались по невообразимым траекториям сами по себе, но когда она отвлеклась, то пули упали на пол и взорвались. У стены стояли люди, нет, не люди, это уже ужасные эксперименты.

Я поднялась с колен и почувствовала боль в плече. Посмотрев на него, я увидела, что содрала кожу. Док развернулся и посмотрел на меня:

- Ты сегодня встала раньше, чем всегда, я не ожидал. Но зачем ты пришла сюда? Ведь ты могла бы просто пойти на улицу…

- Я никогда не выхожу из дома без Рип Ван Винкель. Да и уснуть под эти крики я больше не могу. – Я стала придерживать правой рукой плечо, кровь стала идти сильнее.

- Ты, что ранила руку, - он направился к столу и достал оттуда бинты. – Я перевяжу тебе руку, завтра покажешь мне своё плечо.

- Вы скоро её отпустите? И я надеюсь, что сегодня вы не будете меня расспрашивать о сказаниях?

- Нет, я не буду тебя не о чём расспрашивать, а офицера Винкель я отпущу, как только она закончит. – Док развернулся и посмотрел на неё.

- Ещё 2 выстрела и дело сделано. – Рип зарядила мушкет и приготовилась стрелять.

Я вышла, к тому времени уже в коридор и не стала наблюдать за убийствами. Медленно добрела до лестницы и поднялась наверх, и села на подоконник. Наклонившись на окно, я стала смотреть на лес. Неожиданно по окну забарабанил дождь, становясь, всё сильнее. Я с детства не люблю дождь и вообще воду, но сейчас мне стало не по себе из-за того, что никого не было рядом. Тут поднялась Рип, она заметила меня на окне почти сразу.

- Мы не пойдём сегодня на улицу? – она спрашивала с лёгкой обидой в голосе.

- Нет, пойдём лучше в мою комнату, там тепло и уютно. Жалко, что я не смогу сегодня увидеть тигровые лилии.

Я спрыгнула с подоконника и поднялась по лестнице наверх. Рип погналась за мной.

комната, 12:07

День тянулся очень долго, сейчас даже не середина, а уже скучая по ночи. Появился только дин плюс – прекратились крики экспериментов. Но за плюсом появился и минус – по усиленно барабанил дождь. Мы с Рип сели на пол и стали играть в карты. Часа через 2 пришёл Денис с 2 девушками.

Оказывается, девушек звали Марго и Джин. Джин была настоящим оборотнем, но свои маленькие мышиные ушки она прятала в пышной копне волос. Полудраконий хвостик под длинной юбкой, и только вздёрнутый маленький носик выдавал её истинную сущность. У неё в родне оказалась раса драконов, поэтому она в совершенстве владела огнём. Так получилось, что мы с ней очень дальние родственники, ну, очень дальние.

Но вот Марго не обладала никаким особым талантом. Два года назад она забрела в эти края, и чтобы она никому не рассказала об этом доме, ей сделали предложение, от которого она не смогла отказаться: или она остаётся здесь и забывает о родственниках и друзьях, или её убивают. Вот ей и пришлось остаться жить здесь.

Так за разговорами мы просидели практически весь день.

3 сентября 1938 года, 10:02

Стон. Опять с утра пораньше операции, да что в последнее время с Доком. Я посмотрела в окно, там снова лил дождь, как из ведра. Повернувшись спиной к окну, я прижала мишку, и хотела, уже было заснуть, но почувствовала странный, приятный аромат. Открыв глаза, я увидела, что передо мной на кровати лежат те самые лилии, что росли рядом с озером. Они были ещё мокрые, от дождя, но запах от них исходил изумительный. Так приятно увидеть их здесь, но всё-таки интересно, кто их принёс?

Я встала и взяла ещё одну вазу, налила в неё воды и поставила лилии на комод. Они замечательно вписались в общую обстановку. На столе стоял завтрак, и лежала странная одежда. Я подошла поближе и примерила её. Это оказалось кавайное платьице синего цвета и белый фартучек, с 2мя карманами. На спине, у платья, был глубокий вырез, интересно, зачем? Маленькие чёрные туфельки на невысоком каблучке и красные чулки. Странно, но представить меня в таком виде мог только Док. Скорее всего, это была его идея меня так нарядить.

Позавтракав, я вышла в коридор и столкнулась с Рип Ван:

- Ой, извини, я тебя не заметила… - я сидела, потирая голову.

- Да нет, ничего, это я виновата, надо было под ноги смотреть. – Рип мило улыбнулась и помогла мне встать. – А куда ты шла?

- К Доку, он просил показать ему руку.

- А она до сих пор у тебя болит? Ты вчера здорово ударилась, дверь еле сделали. Мощно ты её выбила.

- Да ладно тебе, - я улыбнулась и смущённо посмотрела в пол. – А ты куда шла?

- А я за тобой, как раз для того, чтобы отвести тебя к Доку.

- Ну, вот и ладушки.

лаборатория, 12:00

Мы зашли в уже привычную для меня комнату. Операционный стол, 3 столика с баночками, раковина и окно, закрытое с улицы ставнями. Темно, сыро и, как всегда, не убрано. Я села на стол и посмотрела на Дока.

- Так с чего начать сказанья?

- Нет, сегодня я хотел бы взглянуть на твою руку и крылья. – Док взял скальпель и подошёл ко мне. Перерезал бинты на плече и размотал их.

На плече красовался персидский цветок, когда сняли бинты, он стал усиленно разрастаться по всей руке. Я закричала от боли, рука покраснела, и по ней разлился чёрный узор. Из завитков шла кровь, ногти стали длиннее и крепче, как у дракона. Рука до предплечья стала резной, я упала на стол и почувствовала боль. Вскоре на лице проступил старый шрам, через левый глаз. Спины разорвало, и появились крылья, а волосы омылись кровью. Опять шум, голоса, мысли людей, голова разрывалась от звуков. Я съежилась, прижала колени к груди, и руками сжала голову. Нет, нет, нет!!! Только не рог! Я почувствовала, как в тело вливается энергия извне, само небо давало мне силу.

Сознание само собой отключилось.

Я оказалась в прекрасном сне. Это был Едем – райский сад. Тот самый сад, где я родилась, жила, где я родила сына, и который я уничтожила. По саду бегали дети: мальчик и девочка, - они играли, пели песни. Мне было, по виду, около 35ти лет, я была обнажена и лишь рукой прикрывала грудь. Заметив меня, дети подбежали и стали обнимать и целовать в щёки. Я обняла их и посмотрела в даль, там я заметила архангела. Мой бывший муж.

Подлетев ко мне, он накинул мне на плечи свой синий плащ. Присев рядом, архангел, взяв меня одной рукой за голову, поцеловал. Так страстно и влюблено, как тогда, на свадьбе. Из леса вышел грешник и взял меня к себе на руки. Я лежала на его руках, а архангел взял за руки детей. Девочка закричала на нас:

- Папа, папа, опусти маму, тебе же тяжело. Опусти, опусти.

- Папа, а почему мама с дядей Аионом. Он же демон, да к тому же ещё и грешник. – Мальчик дёргал за рукав и говорил с архангелом.

- Я всегда буду с ними, - архангел говорил со мной, не обращая внимания на детей. Он развернулся и ушёл с детьми из сада.

Исчез и не появлялся.

Я тихонько заплакала, уткнувшись в грудь демона. Его тихий голос, поддерживая меня, произнёс:

- Я всегда буду с тобой. Я найду тебя, обещаю, я помогу тебе.

Темнота, снова эта непроглядная темнота.

комната, 8 сентября 1938 год, 10:13

- Просыпайся, посыпайся, я сказала, вставай!!! – меня разбудил голос Рип.

- Ты, что ошалела? – открывая глаза, я попыталась сесть, но руки и ноги не слушались меня. Голова "трещала" и слышались

отголоски шума. – Что со мной случилось? Рип, что с тобой случилось, кто с тобой это сделал?

Винкель стояла передо мной вся в синяках и ссадинах. На лице и груди красовались только что зажившие порезы. Груди? Что Рип Ван делает в моей постели, да ещё и в полуобнажённом виде. Она встала с постели и стала одеваться, через всю спину был ещё один глубокий шрам.

- Всё-таки хорошо. Что ты ничего не помнишь…

Пока она одевалась, я всё же села, опершись на подушки. Левая рука, показалось, будто сделана из камня, а левый глаз болел и "ныл", как если бы на нём стал назревать ячмень. Шум в голове медленно прекращался, я потрогала голову, рога уже не было.

- И долго я спала?

- Спала? Ах, да… 5 дней.

- Ничего себе… Но всё же, что здесь произошло в эти 5 дней?..

- Лучше тебе этого не знать. Впрочем, скоро ты всё сама узнаешь.

- И ещё один тупой вопрос: Что ты, а точнее мы, здесь делали?

Рип застегнула последнюю пуговицу на манжете и повернулась ко мне. Она чуть ли не плача накинулась на меня, обняла за шею и нежно прошептала:

- Алиса… спасибо…

- За что? – я действительно не понимала, что я могла с ней или для неё сделать.

- Ты подарила мне кусочек рая… спасибо…

Она внезапно, резким движением скинула с меня одеяло и села мне на ноги. Рип взяла мою правую руку и положила к себе на грудь. Она закрыла глаза и трепетным голосом сказала:

- Посмотри мне в сердце. Просто закрой глаза и посмотри.

Только я закрыла глаза, как открылась дверь. Грубый мужской голос произнёс что-то невнятное и захлопнул дверь. Я резко открыла глаза и увидела перед собой нос Рип Ван, дверь отворилась, и в комнату с криками влетел Монтана:

- Да чем вы здесь занимаетесь?

- Ничем, - в один голос ответили мы с Рип.

- Офицер Винкель, потрудитесь объяснить, что может значить, на данный момент, ваше поведение.

Она спрыгнула с меня и одновременно, грациозным движением, накрыла обратно одеялом. Капитан закрыл дверь на замок и подошёл к нам поближе. В комнате воцарилась тишина. Винкель заплакала в голос, она не могла произнести ни слова, слёзы душили её. Она подбежала к Капитану и стала плакать ему в грудь, он обнял её и гладил по голове. Макс не выдержал и, повернувшись к ним, сказал:

- Напишите к вечеру объяснительную по поводу вашего поведения. Капитан, проводите офицера в её комнату. Я должен поговорить с Алисой наедине.

Капитан и Рип вышли из комнаты, мы остались вдвоём. Мне стало как-то ни по себе, в душе похолодало и, казалось, даже подула лёгким ветерком. Его голос продирал меня от кончиков ушей до пальцев на ногах.

- Я надеюсь, вы достаточно отдохнули? У Дока есть не большой проект подготовленный специально для тебя.

- Извините, но я ещё очень ослаблена и для полного восстановления мне понадобится ещё дня 2. Надеюсь, что Док и проект подождут… ^_^

- Мы и так потеряли 4 дня, пока ты была ни в себе. Всё-таки хорошо, что этот рог исчез…

- Вследствие моего отсутствия, за прошедшие 5 дней, я хотела бы у вас спросить: А между нами ничего не было? Или может я к вам приставала?

- Нет, - со злобой в голосе он с неохотой ответил мне. Макс вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.

Через несколько минут в комнату вошла рип Ван, она держала поднос с завтраком. Её лицо было по-прежнему красное от слёз, но вела она себя, как не в чём не бывало. Да уж, Док и Макс хорошо с ней поработали, раз уж её слёзы так быстро высохли.

- Извини, что у тебя из-за меня такие проблемы. Я не хотела, чтобы всё так получилось. – Я постаралась посмотреть ей в глаза, но она их усиленно прятала.

- Я должна была предвидеть такой исход дела… Не надо извиняться.

Я пошарила правой рукой под подушками, т. к. левая была тяжёлая, как камень, я не могла ей дае пошевелить. Ну, где же он?

Сколько я не пыталась, но так и не нашла мишку. Мне стало не по себе, в сердце что-то ёкнуло, я решила спросить у Рип:

- Послушай, Винкель, а ты, случайно, не видела мишку? Игрушку, которая лежала здесь под подушками? Такой кавайный белый мишка.

- Алиса, только не обижайся, - она взяла мушкет в руки и направила дуло в мою сторону. – Мы его так и не нашли, но Капитан сказал, что обязательно отыщет его и ещё…

- Постой, - я подняла руку вверх. – Я не обижаюсь, убери мушкет. И, что ты так волнуешься? Поясни, сколько дней прошло с момента кражи.

Рип успокоилась, села на кровать и стала отвечать на все мои вопросы. Было видно, что она переживает и не без боли вспоминает все эти события.

- Уже 2 дня, как пропал твой мишка, все эти дни я сплю с тобой. Когда ты встала утром и не увидела его, и с этого момента на моей спине красуется этот шрам.

- Прости, я себя не могла контролировать.

- Ничего страшного, всё скоро пройдёт. Благодаря Доку я теперь могу восстанавливаться быстрее, чем обычный человек.

- Не надо рассказывать дальше. Я всё поняла. Просто можешь позвать Дока? У меня есть к нему интересное предложение.

13:48

В комнату, наконец-то, вошёл Док.

Я уже была одета в простенький сарафанчик, но волосы оставались растрёпанными. Шторы на окне были задёрнуты, и в комнате царили сумерки.

- Ты хотела меня видеть? – Док поклонился, но отходить далеко от дверей не стал. – Я не ожидал, что ты так быстро восстановишь свой разум.

- Как раз для этого я вас и позвала, - я улыбнулась и посмотрела на Дока. – Не бойтесь меня, это снова я – Алиса. А вы, скорее всего, встретились c Альфа - Омегой. Я хочу всё вспомнить, внешние воспоминания вы, может, мне вернёте, но мысли и замыслы вряд ли.

- Но как возможно, полностью вернуть тебе память? Я не знаю таких приборов или заклинаний.

- Я расскажу вам, где можно достать одну очень занимательную вещицу, которая поможет нам всем.

- Хорошо, я только возьму карандаш и бумагу. – Он порылся в столе, сел и стал записывать за мной каждое слово.

- В Англии, в середине башни, а если быть точнее, в часах Big-Ban, есть механизм, замаскированный под небольшие часики. Эти часы смогут повернуть для меня время назад, и я вспомню все событие, так сказать увижу всё своими глазами. Если вы сможете, это сделать, я буду вам очень благодарна…

- Хорошо, мы всё сделаем.

Док вышел из комнаты, а я легла спать дальше.

лаборатория Дока, 11 сентября 1938 год, 14:27

Я стояла перед столом, на котором лежали жёлтые часы, но на самом деле это был тот самый механизм.

Посмотреть, как действуют эти часики, собрались все, кто на тот момент находился в доме. Я была в том же тёмно синем платьице с вырезом на спине, но уже без фартучка. Он был настолько заляпан моей кровью, что отстирать его не представлялось возможным.

- Я хочу попросить вас только об одном: выйдите все из комнаты. Я не хочу, чтобы вы пострадали, здесь будет сильно опасно.

- Но я хотел посмотреть, как работает этот механизм. – Док возмущением сложил руки на груди и с места сдвигаться не собирался.

- Капитан, выведите всех, - Макс пошёл к двери. – Мы не собираемся тебе мешать.

Капитан взял за шею Дока, а остальные сами вышли из лаборатории.

Как только хлопнула дверь, я подошла к столу и взяла часы. Встав на колени, я прижала их к сердцу. Мне необходимо было в сознании произнести слова для вызова духа часов.

"Я взываю к тебе, о, предвестник грядущего и напоминание о прошлом. Ты, дух тьмы, - собака, затерянная во времени, приди и верни мне сознание, верни мне мой разум. Я призываю тебя, явись мой пёс – Носферат!"

Время остановилось, а из стен появились нити. Эти нити свили материю, из которой появился пёс. Большая чёрная собака со стальными шипами, торчащими из всего позвоночника. Красные глаза, в которых сиял огонь, смотрели на часы. Я закрепила часы на ошейнике Носфе, и мы отправились во время.

3 сентября, 13:58 (лаборатория)

На столе лежу я, ко мне подошёл Док и стал пристально рассматривать мой рог. Рип выбежала из лаборатории, но вскоре она зашла вместе с Капитаном и Монтаной. На всё это я смотрела со стороны, рукой держась за ошейник.

Неожиданно левая рука сама собой схватила горло Дока. Крылья распустились, и я села на стол. Шею я не отпускала и смотрела пристально в глаза Дока.

- Здравствуйте. Кто вы такой и что вы здесь делаете? – Я не сразу поняла, что это мой голос.

- Отпусти меня… Ты, что меня не узнаешь? – Док стал задыхаться.

- Я не люблю повторять вопрос дважды. Отвечайте.

Мне в руку впились пули, и пришлось отпустить горло. Этот выстрел сделала Рип Ван из мушкета, странные у неё пули, они летят туда, куда она их направит. Интересное изобретение. Капитан схватил меня и попытался удержать, но только попытался. Т.к. сила у этого существа больше, чем у меня тогда было, то и оттолкнула я его легко.

- Успокойтесь все, - Док поднялся с колен и встал передо мной. – Меня зовут Док, это – Рип Ван Винкель, этого мужчину т можешь называть Капитаном. Но кто ты такая? Ведь ты явно не та Алиса, которую мы знали.

- Во-первых, не ты, а вы, мы с вами на брудершафт не пили. А, во-вторых, вы действительно умны, если смогли догадаться, что я не Алиса. Я есть 2ая глава Пандемониума, моё имя Альфа – Омега. Где я нахожусь? Я чувствую силу, которая может быть только на Земле.

- Ты права. Вы находитесь на Земле, но если быть точнее, вы в Европе.

- В Европе? отлично. Я должна немного отдохнуть. – Я упала на пол без сознания. Ну, вот и всё, силы человека закончились.

4 сентября, 18:30 (комната)

Комната в хаосе: везде валяются платья и чулки, на полу сидит компания, из тех, кто живёт в доме, и играет в карты на желание. Тут в комнату вошёл Макс с Капитаном. Я лежала на кровати, свесив руки и голову вниз. Все, кроме меня, поднялись и поприветствовали их.

- Что вы себе позволяете? Кто вам разрешил здесь находиться? – Монтану разрывала ярость и негодование.

- Я! Это моя комната, что хочу, то и творю. Пускай они отдохнут, нельзя же всё время работать…

- А с вами я поговорю отдельно. Быстро пошли все по своим местам. – Его палец указывал на дверь. Все стали потихоньку расходиться, кроме Рип Ван, т. к. она мой "наставник".

После долгих разбирательств и переговоров, в комнате остались только я (а точнее Альфа – Омега), Рип Ван Винкель и Капитан. Я села на кровать нормально, взяла карты и стала их перетасовывать.

- Хочешь сыграть в картишки, на желание? А, Капитан?

- На что именно? Желания разные бывают, но не все выполнимы.

- Желание такое: кто выиграет, тот целует Рип Ван, но только так, чтобы она закричала от страсти. Она это умеет, я знаю. Ну, так что, будешь?

- Хорошо, давай попробуем.

Рип сжалась в уголке, посильнее прижавшись к мушкету.

Они долго играли, но всё же мне удалось проиграть, конечно же, специально. Хотя, по моему, никто не догадался. Винкель ожила и, подняв голову, подошла к Капитану. Он оттолкнул её так, что она упала на кровать, а сам направился к двери. Я положила Рип подобнее и легла рядом. Всё-таки со стороны это смотрелось, по меньшей мере, странно, но мило.

- И ты после этого смеешь называть себя мужчиной? Ты даже не смог сдержать обещание, да ещё и девушку так отбросить. Ты остался всё таким же – безжалостным убийцей. Неужели мы тогда не смогли тебя изменить? – Я повернула голову Рип Ван к себе. – Неужели тебе её не жалко, она ведь так красива. – Я заметила, что рука сама собой начала расстёгивать блузку на ней. – Ты действительно хочешь, чтобы это сделала с ней я, а не ты?

Я слегка облизнула её губки и легко поцеловала. Рука пододвинула её тело к моему и провела нежно по талии. Она немного приоткрыла рот, и мой язык проник в её ротик, казалось, что она сама не против этого. Я заметила, что Рип хотела заплакать, но сдержалась и от этого становилась ещё прекрасней. Капитан развернулся и, увидев эту картину, подбежал к нам и отшвырнул меня в сторону так, что я упала с кровати. Он взял на руки Винкель, и они вышли из комнаты, а через несколько минут на весь дом раздался крик. Это был её голос, значит всё-таки он сдержал обещание, значит он изменился.

5 сентября, 15:30 (на берегу озера)

Я сидела в одиночестве, но в скоре подошла Рип Ван. Весёлая, беззаботная и счастливая, значит хорошо отдохнула ночью. Она, своей белой рукой, погладила меня по спине и крыльям, села рядом и, положив мою голову к себе на колени, стала гладить мои волосы. Мы сидели и вместе любовались тихой гладью озера.

Через 2 часа к нам подошёл Денис с моим мишкой в руках.

- Где ты это взял? – я не поднимая глаз, спросила его.

- Мне дал его Капитан, просил передать его тебе. Он сказал, чтобы не спускала с него глаз.

- Хорошо, отдай его мне.

Денис положил мишку в мою протянутую к нему руку. Он наклонился ко мне и на прощание поцеловал. Ушёл и больше не появлялся. Что бы это могло значить? На этот вопрос я найду ответ потом. Сейчас у меня есть другие проблемы.

6 сентября, 10:07 (комната)

Я сидела вся в слезах, когда зашла Рип Ван с завтраком. Она посмотрела на меня и спросила:

- С тобой что-то ни так? Кто тебя обидел? И вообще что тут произошло?

- Мишка, белый мишка… та самая игрушка, что вчера приносил Денис… Пропала… Я спала с ним, а сейчас его нет… Кто-то украл…

- Не плачь, мы найдём его… Обязательно, найдём…

Она подсела поближе и погладила мне крылья. Мои слёзы моментально высохли, и я обняла Рип так сильно, что даже слышно было хруст косточек.

- Ты будешь спать со мной? За место мишки?

- Ну, посмотрим. Если что, то может быть, да. – Рип попыталась выбраться из моих объятий.

- Не рвись, ты будешь спать рядом. И на это раз я тебе говорю, а не спрашиваю. Я впилась ногтём ей в спину. – Двинешься ещё раз, ноготь разрежет твою спину пополам. Так что спорить бесполезно!

Я правила ногтём по её спине и убрала руки. Через всю спину кровью обозначился порез. Я слизнула кровь с ногтя. Винкель, собравшись с силами, вышла из комнаты.

Через несколько часов в комнату влетел Док с нотациями о моём безответственном поведении. Но Альфа – Омега не слушала, игнорируя все замечание в свой адрес, она стала раскладывать платья. Вскоре Доку надоело её безразличие, и он ушёл.

лаборатория Дока, 11 сентября 1938 года, 15:02

Всё было так, как я оставила перед путешествием во время. Всё остановлено, вокруг мимолётная тишина, а рядом сомой всё так же стоял пёс и смотрел в глаза. Я упала на колени и заплакала, всё, что я увидела, казалось мне невероятным. Время снова возобновило свой бег, и тут же в комнату вернулся Док, возмущённый и раздражённый:

- А я всё-таки настаиваю на своём присутствии.

Носферат зарычал и кинулся на Дока, придавив его своими большими лапами к полу. Я, вытирая слёзы, кинулась к ним и схватила за ошейник пса. Оттянув его с Дока, я стала держать ошейник так, чтобы пёс не смог двинуться.

- Носфер, нельзя. Док наш друг, это он вернул тебя сюда. Здесь есть друзья, не трогай никого, пока я тебе сама не скажу.

- Что это за существо? Откуда? – Док с интересом рассматривал стальные шипы. – Интересное создание.

- Извините, я должна идти. Встретимся завтра. Ноосфер, за мной.

Выйдя в коридор, я поймала на себе удивлённые взгляды. Капитан тут же заслонил собой Макса, но это не спасло. Собака кинулась к ним и, встав на задние лапы, стала облизывать лицо Капитана. Значит, узнал, а ведь они с ним вместе сражались. Рип подбежала ко мне и стала расспрашивать:

- С тобой всё в порядке? Что там произошло? Что это за собака?

- Это не собака, а пёс, а если быть точнее, то не совсем пёс. – Капитан вовремя взял слово, из лаборатории показался Док, его заинтересовал наш разговор. – Это Носферат – вестник времени, пёс, скрывающийся во времени. Он был одним из стражей Пандемониума, во времена первой Главы…

- Но теперь он охраняет меня, - я закончила речь уже сама. – Я ухожу к себе. Носфе, ко мне. Рип, ты не могла бы проводить меня в комнату. Не бойся, он тебя не тронет.

Мы ушли, оставив всех в недоумении.

берег озера, 18 сентября 1938 года, 13:55

Все эти дни я старалась избегать любых встреч с кем-либо, кроме Рип Ван, она всегда сопровождала меня. Сегодня уже было холодно, и я сидела в плаще. С озера и леса дул холодный ветер, пробирающий до мозга костей. Так приятно смотреть на природу в это время года. Ах, осень, ранняя осень…

К ним подбежали марго и Джин, они сияли от счастья:

- Алиса, Рип, скорее в дом…

- Радость, радость, наконец-то…

Они схватили нас за руки и потащили в дом. Ноосфер побежал за нами, но так как меня тащила Джин, прибежали мы раньше всех. Я никого не увидела, кроме мальчика, лет 14-16, в какой-то необычной одежде, скорее похожей на форму.

- Привет! – я остановилась перед ним. – Ты кто?

- А… привет, - он посмотрел на меня, наклонив голову вниз, так как я была ниже него. – Я тут новенький, меня зовут Шредингер, меня только сейчас сюда зачем-то привезли. А ты кто?

- Если тебя сюда привезли, то значит, ты должен быть не человеком.

Эй, я человек. Я чистокровный ариец.

- Тупень, я не в этом смысле. Ты должен обладать какими-то нечеловеческими способностями. А я – Алиса, скоро ты всё сам узнаешь.

Меня снова подхватила Джин и потащила в подвал. Ну, зачем так-то? Я сама бы дошла, нет, надо меня хватать и тащить в тёмный подвал. Спускаясь по лестнице, нас догнали Рип и Марго. Все светились от счастья, одна я не в курсе дела, что тут вообще происходит. Наконец-то эта длинная лестница закончилась и в коридоре, перед лабораторией, я увидела Адльфа. Я так давно его не видела, я так соскучилась по нему.

Я выдернула свою руку из руки Джин и подбежала к нему. Я обняла Гитлера и сбила его с ног. Мы лежали на полу недолго, подошёл Док и поднял нас. Но когда мы встали, я не отпускала его руку. Док завёл всех в кабинет и стал показывать какие-то бумаги. Я встала в стороне, чтобы не мешать, но оказалось, что дело касалось и меня тоже.

- Алиса, подойди сюда.

- Что, Док. Я снова вам нужна для экспериментов.

- В яблочко! Это проект для детей с необыкновенными способностями – " Двери". Я должен проверить смогут ли они выстоять в войне.

- В чём заключается моя роль?

- Твоя вторая сущность, Альфа – Омега, она сильнее тебя, извини. Она нам и нужна, хорошо?

- Я не советовала бы сейчас её будить, это опасно. Я её не смогу контролировать, пока я… - я застеснялась и, смутившись, опустила голову вниз. – Док, можно я скажу вам это на ухо.

Док наклонился ко мне, и я прошептала ему конец фразы. Он выпрямился и посмотрел на меня с удивлением. Я, в ответ, кивнула ему головой.

- Ну, это проблема легкопоправимая.

- Что она сказала? – Адольф пристально посмотрел на Дока.

- Она сказала, что не сможет контролировать Альфа – Омегу, пока она девственница.

- Док, я же просила не говорить этого при мне… - На глаза накатились слёзы, и я выбежала из комнаты.

комната, 16:37

Я лежала, уткнувшись в подушку, но тут открылась дверь, и в комнату вошёл Адольф. Я повернулась к нему и села на край кровати. Он сел рядом со мной и обнял за плечи.

- Извините меня, что я так быстро вас покинула, но я не могу, когда вот так откровенно, говорят об этом.

- Ничего, скоро привыкнешь. Но для начала не заходи в кабинет к Максу, там зрелище не из приятных. Ты по мне скучала?

- Очень. Почему ты меня так кинул, как не нужную игрушку?

- Но теперь-то я с тобой. Хочешь, Док сделает всё безболезненно, скальпелем резанёт пару раз и всё.

- Нет, надо всё по нормальному, со страстью. С чувством и поцелуями.

Тут Адольф опрокинул меня на кровать и стал целовать:

- Хочешь, первым мужчиной буду я?

- А можно всех посмотреть?.. хаха... шутка. Конечно же, да.

Первой с меня слетела юбка и трусики, краем глаза я успела заметить, что замок на двери закрыт. Значит, нам никто не помешает. Рубашка сковала мне запястья так, что я лежала, как кукла. Он ласкал мне грудь, и внизу живота стало резко больно, но приятно. Я закричала от неожиданной боли и заплакала от счастья. Он входил в меня раз за разом, и каждый приближал заветное счастье. Адольф прижал меня к себе так крепко, что дыхания слились воедино. И вот оно счастье, то чувство, которое я так давно не ощущала. Я закричала сильнее, и лёгкие стоны сменились громким криком. Каждый новый раз становился больнее, но тот прекрасный оргазм не хотел отпускать тело.

Я легла на живот и он "взял" меня снова. Как говорится: ну, не хочешь, давай, как хочешь, а хочешь так давай. Наслаждение возвращалось раз за разом. Но всему хорошему есть предел. Я закричала в последний раз и откатилась в сторону, легла на спину и стянула рубашку с рук. Рука Адольфа ещё ласкала мою грудь, но он уже закурил сигарету, судя по запаху, не очень хорошего качества.

Немного отлежавшись, я пошла в ванную и пролежала там до конца дня. Вопросы, которые мучили меня с утра, отошли на задний план сами собой. Остался только один: кто сейчас лежит в ванной Алиса или Альфа – Омега? Ну, если я так мыслю, значит это Алиса, но после потери девственности вопрос становился спорным.

Щёлкнув пальцами, появились пузырьки в ванной. Ко мне вернулась способность творить некоторые заклинания. В ванную комнату ворвались Рип с Носфератумом. Увидев меня, свесившейся из ванны, они подбежали ко мне, и начался подробный расспрос:

- С тобой всё хорошо? Ты так кричала, что я думала, тебя здесь режут…

- Нет, я просто испытала счастье быть девушкой.

- Что? Я видела на кровати кровь. Он что, бил тебя? Что здесь произошло?

- Ничего страшного, это не та кровь, что бывает при порезах и ссадинах. Это кровь означает, что я лишилась девственности…

- Что? Но ты такая маленькая и уже занимаешься "этим".

- Рип, это я для тебя выгляжу, как 12-тилетняя девочка, а на самом деле мне… намного больше.

- И на сколько же больше?

- Эй, это не корректно, спрашивать меня о моём возрасте…

- Хорошо, если не хочешь, то не надо. – Рип Ван пошла в комнату за одеждой. Оттуда послышался её голос, - Док просил к нему зайти сегодня.

- Сегодня? А сколько сейчас время? – Я встала и начала вытираться.

- Сейчас уже 20:48, так что поспеши.

- Отлично, я всё поняла.

коридор подвала, 22:03

Дотягивая чулки, я свалилась с лестницы, ударившись спиной о стену. Поняла, что больно, значит я всё-таки ещё Алиса. Отряхнувшись от пыли, посмотрела на стену, мда… некрасиво получилось. В стене образовалась вмятина и довольно глубокая. Ладно, потом придумаю, что сказать.

Я побежала дальше по коридору, по пути меня догнал пёс. Успели во время, день ещё не закончился. Док стоял и осматривал мальчика, кажется, его звали Шредингер, которого привезли сегодня утром. Но вот он не хотел, чтобы на нём заостряли такое пристальное внимание, как это всегда делал Док, и поэтому всячески пытался вырваться.

- Перестань так крутиться. Это всего лишь не большой порез. – Док пытался сделать скальпелем надрез на голове мальчишки.

- Я не хочу, мне это не надо. Отойдите от меня.

Все резко повернули головы, когда я хлопнула дверью, нечаянно.

- Алиса, великолепно, что ты смогла зайти ко мне сегодня. Ну, как, с тобой всё в порядке? – Док пошёл в мою сторону, - хочешь, я смогу тебе сделать маленькую безболезненную операцию или…

- Док, не надо, я всё уже уладила. Теперь я могу себя контролировать, и я могу принять ваше предложение, участвовать в эксперименте. Когда начинаем?

- Скоро. А сейчас ты не могла бы продемонстрировать этому юноше свои крылья. Покажи, что здесь все не люди.

- Хорошо, - я повернулась спиной к ним и сняла рубашку. Оголив спину, я распустила крылья. Закрыв рубашкой грудь, я обернулась в их сторону. – Ну, как, вы довольны, Док?

- Молодец, как всегда прекрасно. – Он развернулся к Шредингеру, - ну, и чего ты боишься. А ну, вытаскивай, иначе она тебя держать будет. – Док ткнул пальцем в меня.

- Хорошо, хорошо, сейчас всё будет.

Мальчишка закрыл глаза, произнёс что-то невнятное, и из его головы появились мохнатые ушки, как у котёнка. Круто!!! Но это значит, что он оборотень, какая жалась. Но не мне решать, нужен он нам или нет. Пусть этот выбор сделает Макс и Док.

- Я могу идти? – я сложила крылья и оделась.

- Не спеши. Тебя на верху ждёт Рип Ван Винкель?

- Да, как всегда.

- Тогда, проводи нашего нового жильца и передай его Винкель. Она знает, куда его вести.

- Хорошо, я всё сделаю. – Я подошла к мальчику и взяла его за руку. – Пойдёшь со мной?

Мы вышли в коридор. Я пошла вперёд, а он остался стоять перед дверью. Я повернулась к нему и увидела, что он стоит и плачет, какими-то детскими слезами.

- Ты чего? Ты чего плачешь-то, глупый? В этом доме есть всё, что надо для нормальной жизни.

- Я… не хотел… сюда ехать… - ему не давали говорить слёзы, он будто душили его. – Мои родители… что теперь с ними будет?.. Я единственный, кто приносил в наш дом деньги.

- Твои родители, они для тебя родные? А братья или сёстры у тебя есть?

- Есть, - слёзы немного отпустили его. Мы побрели по коридору. – Они все мне не родные, я приёмный ребёнок. Я не знаю своих настоящих родителей. А эти нашли меня возле леса и приняли в свой дом, а потом усыновили.

- А твоё имя, ты мне его так и не сказал?

- Имени у меня не было, они все звали меня щенком. Я поэтому и ушёл в армию. – Он уже перестал плакать.

- Ты живёшь в Германии? А сколько тебе лет?

- Да, но мы и сейчас в Германии. А о точном своём возрасте я не знаю, не помню. Но с родителями я живу уже 13 лет.

- 13? Но почему тебя в таком возрасте взяли в армию? Я не понимаю.

За это время мы успели дойти до верха лестницы, где нас уже ждала Рип Ван.

- Ну, как сходила? – Она улыбалась, как всегда, своей безумной улыбочкой.

- Это наш новый жилец. – Я показала Рип на Шредингера. – Отведи его в комнату, Док сказал, что ты всё сама знаешь…

- А! Я всё поняла. Пойдём. – Она взяла Шреда, и они пошли с ним прямо по коридору.

Я же вернулась к себе в комнату. Что-то захотелось поспать.

комната, 18 октября 1938 года, 7:05

Я встала сегодня пораньше, чтобы увидеть построение. Вот уже месяц к нам в дом свозились дети, они все были разные: такие смешные, маленькие, большие. Все они были из разных семей: богатых, бедных и нищенских или же сироты. Сегодня их впервые будут проверять на способности, а пропустить такое я не могу.

двор дома, 7:20

- Какой интересный у нас получился состав? – Док перелистывал бумаги.

Я выбежала из дома вместе с Носфером. Во дворе стояли строем дети, одним из них был тот мальчик – Шредингер. Теперь он улыбался и был счастлив, даже стал подлизываться к Максу. Который в свою очередь последние 2 недели усиленно приставал ко мне. Стоили только Винкель проболтаться Капитану, что я уже не девственница, как через несколько дней я стала получать дорогие подарки, записки, мягкие игрушки. И всё это с подписью: "с любовью, твой Монтана Максимилиан". Самый красивый подарок, и, скорее всего, не от Макса, был огромный букет лилий.

Впрочем, сейчас здесь должны были пройти первые учения. Это первый этап: показать свою выносливость. Тем, кто не пройдёт это испытание, стирали память, а точнее вырезали дни, которые они провели здесь, и отвозили обратно. Но если это не действовало, то ребёнка отдавали в казарму, на развлечение солдатам, а потом на расстрел.

Денис стоял перед строем и делал перекличку. Макс и Капитан были неподалёку. Увидев меня, Док поднял голову и пошёл ко мне. Я была в коротеньких шортиках, гольфах и белой майке. На правой руке одета была белая перчатка, а на левой еле-еле проглядывались отголоски персидского узора. Кончики волос начинали розоветь, и я прибрала их в конский хвост на затылке.

- Утро Доброе! Ты сегодня рано встала, с чего бы это?

- Доброе утро, Док. Я очень хочу посмотреть на детей, как они справятся с этим заданием.

- Какие милые кроссовки, - Док посмотрел мне на ноги,- где ты их взяла? – Его глаза просто горели от любопытства.- В наше время не так-то просто найти подобные вещички.

- Да так, мне их подарили. А как там Шредингер? Вы узнали его настоящее имя?

- Нет, имя он, к сожалению, не говорит, да и не известно, было ли оно у него вообще. – Док посмотрел на него с жалостью. – А так с ним всё просто замечательно. Я надеюсь, что он пройдёт это испытание. Не хотелось бы терять такой ценный кадр. Его способности я ещё не видел, но могу предположить, что они превышают способности любого, стоящего сегодня здесь.

- Ну, тогда занимаем места.

Денис развернулся к Монтане, что-то сказал, а мы с Доком пошли поближе. Я встала чуть-чуть подальше от Капитана, и стала гладить Ноосфера. Док произнёс ободряющую речь о их предназначении на благо нации и стал объяснить цель и задачу этого этап:

- Вы пристёгнуты карабинами к лентам, на том конце ленты привязана вещица, которую вы должны будете принести сюда. Если вы попробуете смухлевать, и отстегнутся от ленты, то вас ударит разряд. Так что вы должны идти строго по ленте. Ну, что, начали?!

Дети развернулись и убежали в лес. Через 5 минут ко мне подошёл Макс. Сначала я немного удивилась, но он начал разговор первым:

- Не правда ли, сегодня чудесный денёк?

- Да, солнце уже не опаливает и ветерок приятный обдувает.

- Ты, наверное, ещё не завтракала? Пойдём в столовую.

- Нет, спасибо, я не голодна.

- Где твой плащ? – капитан снял с себя плащ и одел на меня. – Сейчас уже октябрь и на улице уже холодно. Ты совсем не бережёшь своё здоровье.

- Пойдём в дом, когда придут дети нам скажут. – Макс обнял меня за плечи и повёл в дом.

Я обернулась и посмотрела на пса:

- Ноосфер, когда придёт Шредингер, пуле ко мне. И вообще присмотри тут за всем.

В доме нас встретили Джин, Марго и Рип.

- Чай, кофе? – Джин подбежала к нам первая.

- Или что-нибудь по горячее? – Марго подхватила инициативу, - а то на улице холодновато уже.

- Нет, ничего не надо. Я сам отведу Алису в комнату. – Макс взял меня за талию и повёл по коридору.

комната, 11:48

Мы остались вдвоём. Дверь была закрыта, Капитан ушёл во двор.

Я распустила волосы, и стало как-то даже легче. Я стояла и смотрела в окно, из которого открывался великолепный вид на лес. Тут ко мне со спины подошёл Макс, я немного испугалась, от неожиданности, и обнял. Я закрыла глаза и прижалась головой к его груди. Мне хотелось плакать, сама не понимая от чего, но я ощущала тепло, которое я так давно искала. Макс снял с меня майку и поцеловал в шею, так нежно, что по моей щеке потекла слеза. Он положил меня на кровать и расстегнул ширинку на шортиках, и его пальцы поползли глубже вовнутрь. Я, осознавая, что происходит, попыталась вырваться из его рук, но держал меня Монтана очень крепко, и выпускать не собирался.

- Отпустите меня. Я не хочу…

Он сдавил меня ещё сильнее и поцеловал с силой и жестокостью в губы, чтобы я перестала кричать. Я укусила его язык, и во рту почувствовался вкус крови. Но тут я ощутила, что его пальцы достигли предполагаемой цели. Я сильно сжала ноги, так что чуть не переломала кости пальцев Максу.

- Перестань ты так вырываться, - он убрал руку из шорт.

- Я буду кричать, если вы меня не отпустите.

- Кричи, нас всё равно никто не потревожит, - сплюнув кровь, продолжил. – Все знают, что если я чего-то хочу, то я всегда этого добиваюсь. Я с детства ненавижу доступных женщин, но ты… Ты единственная, кто меня по-настоящему заинтриговал.

- Вы сошли с ума, вы несёте какую-то чушь!

Его объятия ослабли, и я смогла из них вырваться. Я подбежала к двери и, открыв, первое, что я смогла выкрикнуть в коридор:

- РИП!

По коридору послышались быстрые шаги, но кто это был, я не успела увидеть. Монтана подошёл ко мне и снова схватил за талию. В комнату вбежали Рип Ван и Капитан, я постаралась ещё раз вырваться, но на этот раз ничего не получилось.

- Отпустите меня. Рип, Капитан, помогите, - я потянула к ним руку, на глазах выступили слёзы.

- Вон отсюда, оба. Оставьте нас наедине.

- Нет, не оставляйте меня одну с ним.

Они вместе подбежали к нам, и вырвали меня из его рук. Я прижалась к Рип Ван и стала плакать ещё сильнее. Капитан держал руки Макса в крепком блоке, подальше от нас. Я не выдержала и убежала в ванную комнату. Через некоторое время громко хлопнула дверь и ко мне вошла с майкой и плащом Винкель.

- Не плачь ты так. У него было трудное детство. Одевайся, там некоторые дети уже возвращаются. Я поставила на то, что первым вернётся этот, как его. Ну, который с ушками.

- Шредингер? – я умывалась, чтобы глаза не были красными.

- Да точно. У нас есть шанс выиграть.

- Хорошо, сейчас.

двор дома, 14:30

Я стояла уже в плаще, за это время на улице заметно похолодало. Из леса показался Шредингер с вещицей в руках, которой оказался мой, некогда потерянный, белый мишка. Ура!!! Наконец-то он нашёлся, я хотела подбежать и забрать его, но Носфер схватил меня за рукав.

- Спасибо, Носферат…

- Шредингер, - Док подошёл к нему, наклонился. – И последнее на сегодня задание: отдай эту игрушку тому, кому она, по-твоему, принадлежит.

Он понюхал медвежонка и тут же оказался передо мной. Я от неожиданности сделала шаг назад. Он понюхал меня и протянул мишку мне:

- Это твоё. Я уверен.

- Но почему? – Док подошёл к нам.

- От медвежонка пахло лилиями и от этой девочки тоже. Следовательно, он принадлежит ей.

- Интересные выводы. – Док взял его личное дело и быстро стал вносить изменения.- Способности не только физического выживания, но и хорошо развитая логика. – Монтана стоял в стороне и аплодировал таким умозаключениям.

- Ты переходишь на IIой уровень. А сейчас иди в свою комнату, - Док погладил Шреда по голове.

Мальчишка убежал в дом. Через некоторое время стали возвращаться ещё дети. Некоторые с вещами, некоторые без. На часах уже было 19:58, на улице стало темнеть. Поднялся сильный ветер, стал накрапывать Дождь, и мы ушли в дом.

комната, 20:40

Я сняла плащ, помыла руки и села ужинать. Тут в дверь постучали, и из приоткрывшейся щёлки послышался голос Ван Винкель:

- Можно?

- Да, конечно.

Она аккуратно зашла и тихо закрыла за собой дверь.

- Извини Макса за его сегодняшнее поведение. Он не хотел сделать тебе не приятно, просто он хотел…

- Не надо, не извиняйся, - я перебила Рип. Мне не хотелось слышать оправдания. – Лучше расскажи про его "многострадальное" детство. – Я стала ужинать.

- Я многого не знаю. Слышала только, что вырос он в трущобах, в 12 лет умерли его отец и мать. В официальных данных отец умер от алкоголизма, отказало сердце, а мать была проституткой, - Рип села на кровать. – Убила клиента и после этого покончила с собой, но ходит слух, что это он убил и мать, и её клиента.

- Знакомая ситуация. Я пережила почти тоже самое, только в 7 лет.

- Что?

Я дожевала остатки ужина и развернулась к ней лицом.

история моего детства

- Меня, как я родилась, отдали на воспитание в публичный дом, в Мексике. Клиентам меня не предлагали, я не знала кто мои родители. Меня, как и половину тех, кто жил там, держали, как самого молодого и искусного киллера. Мне платили, и я убивала, проходила поздно ночью, либо рано на рассвете. Из комнат разносились постоянные стоны и крики женщин и мужчин. Моя комната была самой маленькой, почти, как кладовка. Меня чаще всех ругали в школе за то, что я спала на уроках, плохо училась и избивала одноклассников. Все унижали меня и оскорбляли, поэтому все ходили со сломанными руками, ногами, рёбрами и т.д. Но никто не знал, чем я на самом деле занимаюсь.

Однажды ко мне зашла наша "мама" и принесла мне очередное задание. С заданием прилагалась винтовка. Я шла на дело, обычно, с косой, и сейчас я отказалась от огнестрельного оружия. Заказ привела в исполнение в 2:00, в Сан-Франциско. Всё было как всегда, тихо и спокойно. Слишком спокойно.

Через 2 дня я узнала, что это были родители самого богатого мальчика, его тогда все звали Аионом. Я разговорилась с ним, и он меня понял. Он стал помогать мне, искать родителей.

- Но как это возможно? Сколько же лет тебе было?

- Мне тогда было 5 лет.

- И ты уже училась в школе?

- Да. Меня отдали в школу в 4 года. Посчитав, что прятать меня в доме от полиции больше бессмысленно.

Каждый день я приходила на часок к нему, и мы разговаривали. Но через 2 недели, после нашего знакомства с Аионом, за мной приехали родители. Настоящие родители, даже наша "мама" это подтвердила, они действительно мои мама и папа.

Оказалось, что я из богатой европейской семьи и мой род уходит корнями к Румынским князьям. Меня увезли в Румынские горы, и фамильное поместье. Дом был укреплён охраной, собаками и парочкой демонов. К моему дню рождения к нам приехал Аион, он обрадовал меня и привёз письмо от "мамы".

За 2 года я привязалась к своим истинным родителям и уже забыла, что когда-то была наёмницей. На свой 7 день рождения я вскрыла конверт, которому не придала в начале никакого значения, и обнаружила, что должна убить своих родителей. 2 месяца я потратила на тренировки, что бы вернуться в прежнюю форму, и по ночам точила косу.

Я встала возле их кровати, посмотрела в глаза матери, пара взмахов косой и передо мной лежало 2 трупа. Они даже не кричали, будто понимая, что так и должно было произойти. Глаза матери были наполнены радостью, странная это радость осознавать, что тебя убьёт собственный ребёнок. Наутро я поднялась в горы и закапала косу. Вернувшись обратно в поместье, мне сообщили, что родители убиты, я заперлась в комнате и написала послание Аиону. Я всё ему объяснила и попросила забыть обо мне, для его же блага. Полиция начала расследование, но заключение было не утешающим. Меня отдали под опеку царской семьи Австрии. Но через год я сбежала от них, там мне было хуже, чем в "мамином" доме. Вернуться в Америку я не смогла, не было денег, да и возраст не позволял.

Так я и оказалась в Париже, где они меня и нашли.

Извини, долгий получился рассказ. Но теперь ты обо мне знаешь. Сейчас уже поздно, так что, спокойной ночи.

- Спасибо за рассказ, спокойной ночи!

комната, 31 октября 1938 года, 10:30

Проснулась оттого, что в комнате резко запахло лилиями. Я увидела перед собой букет из тигровых лилий и записка. Поправив коротенькую ночьнушку, в которой я стала спать из-за того приставания, я села на кровать. Прочитала записку, как всегда от Макса, он приглашал меня на приём по случаю «Дня всех святых» или, как его называют в Америке, «Helloween». Прийти я должна была в маскарадном костюме в 19:00, к парадному входу, чтобы мы вместе поехали на приём.

Я так давно не отмечала этот праздник, что решила сразу же начать передирать платья. Выбор остановился на платье с глубоким вырезом на спине. Ко мне в комнату пришла Рип Ван с завтраком, увидев, что примеряю платье, сразу же спросила:

- С добрым утром! Ты решила поехать?

- Да, интересно это платье подойдёт к крыльям?

- Я не сомневаюсь, что с твоими крыльями оно будет смотреться ещё прекраснее.

- О, спасибо! Я польщена… А ты решила с кем поехать?

- Конечно, мы с Капитаном решили отправиться туда вместе, всё равно за вами присматривать придётся.

- А как же Шредингер? Он ведь стал частью нашего дома, грустно будет, если он останется здесь один.

- Не беспокойся, его вчера ночью забрали из дома. Я слышала, что ему приказано охранять самого Гитлера. Так что мы его ещё увидим завтра. – Она улыбнулась своей безумной улыбочкой и этим успокоила меня.

парадная лестница, 19:00

Часы пробили 19:00, я вышла к лестнице.




Мое настроение: blush.gif


    Все записи (12) | Профиль пользователя |
    Пройдя регистрацию, вы можете оценить данную запись
       
    Оценка записи : 0
    Просмотров записи : 2017
    Категория:
    Аниме дневник | Блог

    Дата написания: 2008-04-25 | 09:19 pm | ©



    Комментарии к записи
    Зарегистрированные пользователи могут оставить комментарии здесь
    4un4a
    avatar

    05-31-2008 | 09:38 am
    Комментарий: [ 4un4a | Написать сообщение для 4un4a ]


    С появлением времени прочитала... Надеюсь это не конец...)))








    Реклама на сайте | Конфиденциальность | Контакты