Камуть интересна: "Акриты" (за-ашибись, глав)

 "Атака. Часть І"

 - Всё же это ты.

 - Твоему уму остаётся позавидовать. Не зря ты из никчёмного пажа, без удела и прошлого, удалось перерасти в славноизвестного сюзерена, стать фаворитом как у Хозяина, так и у Хозяйки. Змея!

 - А ты во веки веков, как говаривают люди, останешься никчёмой. Твой удел – существовать в моей тени. А со змеёй спорный вопрос выходит, мой совсем немилый друг.

 - Довольно слов! Они не к чему. Лучше признайся по собственному жела-нию…

 - Где Спасительница? Такой никчёме даже упоминать о ней не годится, не то, чтобы похищать. Твой ум способен понять хотя бы такую информацию, Луиннский?

 - Змея, пригретая на груди…

 - Не твоей! Скрестим шпаги и узнаем, с кем богиня покинет Травиату.

 - Рассчитываешь на победу?

 - Разумеется, нет, только на твоё полное фиаско.

 Луиннский прекрасно владел рапирой, но иной акрит оказался лучшим фехтовальщиком.

 - Думаешь, победа за тобой?

 - Думаю, какие вы глупцы, - он расправил свои крылья, покрытые красной тканью. - Вы имели заблуждение о моих крыльях, а кроме того, вы не имели понятия о Сонном Лезе, - из складок своих крыльев он вытянул короткую рапиру, сияющую голубым.

 Малейшая царапина от леза, и акрит падал в страшных мучениях. В этом клинке содержался яд, убивающий в течение нескольких текней. Поражённый им становился слабым как дитя и таял как свеча, время от времени страдая страшными болями в ране. Лекарство было… Но не так-то легко его до-стать.

 Нападающие вмиг разлетелись, поняв ошибку содеянного. Ничего, они имеют другой план, по захвату в плен Спасительницы.

 А Облако всё приближалось…

"Атака. Часть ІІ"

 - Где ты был? Что с твоей одеждой?

 - Ходил встречать Облако.

 - Да? Все эти дни ты его встречал? А затем ты решил заняться самобичеванием в честь его возвращения, так что ли? И ты… ты пришёл… Покажи мне свои крылья!!!

 - Не день, а текень.

 - Плевать! Покажи крылья!

 - Я их не лишился, не стоит так волновать. А пришёл я потому, чтобы Служители помучались. Я привык к долгим переходам, а они – нет.

 - За тобой следили?

 - Да, Миста. Теперь я хочу видеть твои крылья! Покажи их, расправь, подними в высь! - а шёпотом добавил. - Представь, что мы больше не свидимся.

 Видение, представшее перед Мистой, было для неё жестоко. Престоран стал для неё важнее звёзд.

 Перед ротондой в сумерках стояли две фигуры, но вот одна из них обрела сияющие крылья, их сияние затмило наступающую темень, дав новый свет дня. С каждой секундой сияние становилось ярче, а вместе с тем и холодней. Вышедшие к ним другие фигуры поначалу не поняли происходящего, а когда же их умы сообразили об опасности, было слишком поздно. Они покрылись льдом и познали смерть от холода и страшного света.

 Престоран при всём своём желании не мог наблюдать за сей картиной, если б он взглянул на свет, его постигла б та же участь. Поэтому он, уткнувшись лицом в грудь Спасительницы, представлял себе происходящее.

 «Я так с тобой жесток. Надеюсь, ты простишь меня, Миста. Без сего урока, ты не познаешь всей силы, находящейся в тебе».

 

 - Алабам, друг мой, я безмерно благодарен тебе и другим травиатам, что присмотрели за Мистой, пока я водил Служителей.

 - Не стоит благодарить, для друга я готов не только по Травиата попутешест-вовать, но и с Треты до самого Двора пойти! - травианец Алабам был с метр ростом и имел зеленоватую кожу, как и другие травиаты, и он рядом с гигантом Престораном – картина нелепая и поистине смешная. - Ты бы видел её гнев, по причине нашей скрытности. Она желала нас видеть, а мы продолжа-ли скрываться от её взора.

 - Да, вам была потеха. А вот и Клатра. Как она?

 - Спит.

 - Позволь руку, великая врачевательница, я должен хоть как-то тебя отблагодарить, - позабудь о своей болезни. Что ж, теперь помолюсь в ротонде Гроту. Здесь его образ истинен, не то, что в других. У него ведь были золотые крылья, его называли Святым. А теперь же златокрылых именуют Губителями, их презирают и страшатся. А Гроту дали серебро… В наших предубеждениях мы схожи с людьми, а ведь мы выше их. Мне кажется, что выше только ростом, а не умом.

"Грот"

 - Боюсь огорчить, Миста, но… Я живу последние текни…

 - О чём ты?

 - Вскоре меня постигнет вечное забытьё. Ни золото крыльев что моих, что твоих, ни кровавые стигмы моего тела не спасут меня.

 - Но как, откуда тебе ведомо, Грот? Что тебе наскучило? - прекрасная женщина в богатом наряде, с фиолетовыми глазами и волосами со слезами посмотрела на сидящего рядом мужчину, с такими же глазами, как и у неё. Тот сидел, смотря в одну точку – на кровь, просачивающуюся небольшим пятном сквозь повязки на руках, - и говорил свои страшные речи.

 - Прости, но ты должна знать… Мне тяжко знать, что я уйду от тебя, всех Златокрылых, от всех акритов, которых я оберегаю своею кровью от той нечестивой силы, ищущей себе повсюду наживы. Без Святого оно вступит во

владение всеми душами… Как тяжко знать… знать… чьи руки…  

 - Это не правда! Из-за своей слабости ты принял кошмар за своё будущее!

 - Миста Златокрылая, в прошлом Арнуа Златокрылая! С обретением стигм, мои видения стали точны и верны, чем виденные прежде сны! А в последнее время я и вовсе не сплю, так что, никакого кошмара я видеть не мог.

 

 - Да будь ты проклят, Вшебор, мой друг былой, и дети твои, что склонятся как и ты к Облаку! Своими стигмами, кровью своей заклинаю… - из последних сил говорил Грот, ощущая холод железа в спине и вкус своей крови. Ещё не видя лица своего убийцы, он прекрасно знал, что за ним стоит Вшебор Дюи из Айзейи, его лучший друг… в былом… - И сим клинком минтеретским, кой мастер его прозвал Сонным Лезом.

 Вшебор подошедший в сей час к самому лицу Грота, облегчил тем самым исполнение его желания. Он ощутил адскую боль и холод в груди. Грот стянул повязку с руки и дотронулся к лицу предателя, его святая кровь для Вшебора стала огнём…

 «Каждый подобный тебе Дюи испытает кару через огонь крови Златокрыла. Каждый познает силу расплаты за грех отцовский и свой».

 

 Спустя немало окран, во многих храмах Грота не стоит златокрылый лик Святого. Теперь они у него искрятся серебром. Осмелившиеся на кощунство более не под защитой Грота.

 И всё же осталось несколько святых мест, где лик Святого прежний: златокрылый красавец с развивающимися слегка курчавыми синими волосами, глаза закрыты от боли, и всё же на устах его счастливая улыбка, и перед собой он держит руки с кровоточащими ранами. Сей славный акрит, не смотря на всю свою кротость и любовь, не смог простить одного из заблудших, того, что дал новое время – время златокрылых изгоев.

"Атака. Часть ІІІ"

- Меня называют Спасительницей, а это не так, я скорее Губительница!

- Твой ум понял лишь сейчас, уж больно печально.

- Зато я сразу поняла, что насмехаешься надо мной!

Наступило молчание. Престоран не отличался особой разговорчивостью, а Миста не знала, что добавить к сказанному.

 Была глубокая ночь, но никто из них не мог спать. Розоватая луна находилась в полном покое на чистом фиолетовом небе. Да и ночи здесь были не

черны, а фиолетовы. Местность была пустынна: вместо земли – серые и рыжие камешки, на коих рос чахлый жёлтый мох, кроме него встречались оазисы корявых палок с редкою листвой. Дожди редко проливались в Нуристсе, в родном крае Нирана.

 - А ведь здесь тоже живут акриты. И друг наш Ниран является нуристсским сюзереном, совсем маленьким владыкой и совсем далёким от Двора. Да и зачем он ему? Нирану прекрасно и на Земле средь людей.

 - Наверное, я знаю его под другим именем?

 - Ах да. Твой старый друг, большой любитель газет – Бредли, Бредли Крам.

 - Ясно. И когда же, наконец, мы придём к отцу?

 - Завтра родитель и дочь повстречаются. Только прежде ты свидишься с братом своим, что Витом наречён. Встреча будет жарка.

 - В смысле?

 - В Травиате и он был.

 - Что?! Он один из тех Служителей?

 - Он из Дюи! Не будь уверена и в отце своём славном. Над Дюи проклятье святых стигм, и в назначенный час злодеи почувствуют его. Миста, ведь и ты Дюи, но больше в мать свою, прекрасную женщину, ты пошла. Молю, не

променяй себя страшному роду, помни, что ты Карлайл. Не слушай Облако,

когда оно заговорит с тобой.

 

 Поутру состоялась встреча сводных брата и сестры и ещё нескольких Служителей, великих воинов.

 - Ну что ж, Миста Златоустая, сестра моя, повстречались, наконец. Пойдёшь сама иль опосля славной смерти Престорана?

 - Разумеется, сама она не пойдёт, но и моей славной смерти тебе не видать.

 - Разве я тебя спрашивал, Аскалонский?

 - А разве я Аскалонский? Луиннский сюзерен ошибается.

 - Поглядим же…

 Думалось, что Вит нападает на Престорана, ан нет, просто блеф. В какой-то миг он обретает свои среброкрылья, взмывает ввысь и направляет свой меч на Мисту.

 - Испусти дух как… О!

 Ему не оставалось ничего иного, как удивиться физическим данным своего главного врага ещё с детских лет. Конечно, такие возможности ему и не снились: в такой же миг и без помощи крыльев встать меж Мистой и Витом и руками (искусным приёмом) схватить сталь глупца. Но что-то вышло не так: по железу заструилась кровь.

 - В такой маленькой детали совершить такой ляп! - стал насмехаться Вит. - Не так уж ты и хорош, как расхваливал отец!

 - Может, оно и к лучшему. Ведь так, богиня? Я дарую пролитую кровь в твою защиту!

 - Змея! Подлая змея! О нет, не может быть! - к ним летел отряд могучих воинов-акритов во главе с Саломеем. - Раз не она… - он выхватил из ножен  Престорана голубой клинок – Сонное Лезо, - так значит ты!

 - Ах… - Престоран не удержался на ногах от боли. - Отступнику веры не будет пощады, - он ухватил Вита и вместе и ним рухнул в обрыв.

 - Престоран!.. - последний вскрик Спасительницы пред долгим обмороком.

 Со стол она была лишена чувств. Пришла же она в себя лишь после страшного кошмара.

 «Престоран… Как же я без тебя? Без твоих прекрасных глаз?»

 

 

 




    Все записи (33) | Профиль пользователя |
    Пройдя регистрацию, вы можете оценить данную запись
       
    Оценка записи : 0
    Просмотров записи : 1651
    Категория:
    Аниме дневник | Блог

    Дата написания: 2008-07-03 | 02:48 am | ©






    Реклама на сайте | Конфиденциальность | Контакты