Адмирал Ониси: окаянный самурай императора Хирохито (2 Часть)

3. ДЕНЬ НЕСМЫВАЕМОГО ПОЗОРА

Именно так потом, с подачи президента Франклина Рузвельта, окрестят в Соединенных Штатах дату 7 декабря 1941 г. В тот день их военно-морской флот и наземная авиация потерпит самое сокрушительное поражение за всю свою историю. Никогда более: ни до, ни после, США не имели столь бесславных и ошеломительных поражений.

Заключительный этап сложнейшей многоходовой операции начался 7 декабря, незадолго до рассвета, когда расстояние между японскими авианосцами и Пёрл-Харбором составляло около 200 миль. Примечательно, но и на этой стадии операция прикрывалась отвлекающими внимание действиями, вводящих в заблуждении высшее командование американского ВМФ: в ночь на 7 декабря два японских эсминца обстреляли военно-морскую базу на острове Мидуэй.

Однако более любопытно другое: в ту же ночь патрульные американские суда смогли уничтожить две из пяти сверхмалых подводных лодок, обнаруженных в непосредственной близости от Пёрл-Харбор. Было ведь вполне очевидно, что такие малютки никак не могли оказаться посреди Тихого океана самостоятельно: кто-то их туда доставил. Но тогда возникали очевидные вопросы: кто им помог и с какой целью они оказались у главной базы ВМФ США? Чтобы отвлечь внимание от явно провокационного обстрела двумя эсминцами базы на атолле Мидуэй? (На том атолле находился оперативный центр американского флота, а также маяк и аэродром, находящийся как раз на полпути из Калифорнии в Японию. Отсюда и название атолла: в переводе с англ. Midway означает «половина пути». − Прим. авт.) Главная-то база ВМФ находилась другом месте Гавайских островов − в Пёрл-Харбор.

Еще более необъяснимым является другой исторический феномен: о готовящемся нападении Японии американскому правительству было доподлинно известно еще в ноябре (разведке удалось расшифровать секретные японские коды, и по этой причине в Вашингтоне уже несколько месяцев читали военные и дипломатические сообщения Японии. − Прим. авт.). Приказ же о готовности ВМФ к отражению атаки был отправлен в Пёрл-Харбор минут за 20 до начала сокрушительного налета, но и он был получен командованием военно-морской базой спустя несколько часов, когда всё уже было кончено. Сколько-нибудь вразумительно объяснить небывалое разгильдяйство высшего руководства страны и Военно-морского флота сами американцы не могут и до сих пор.

Не менее странным выглядят и другие факты. Например, несмотря на очевидную угрозу нападения Японии, личный состав Военно-морского флота США на Пёрл-Харбор вел себя примерно так же, как и беспечные туристы на тропических курортах: самолеты на аэродромах стояли без горючего в баках, без боекомплекта, многие летчики были в отпусках или весело проводили время в местных барах (7 декабря было воскресеньем, и это лишний раз указывает на то, как скрупулезно была спланирована операция нападения. − Прим. авт.).

Еще более странным было и то, что сами самолеты − вопреки даже обычному здравому смыслу − были собраны у взлетных полос плотными группами и стояли, едва не касаясь друг друга крыльями. Как потом объясняло командование, это было сделано по приказу, чтобы предотвратить возможные провокации. В такой же курортной расслабленности находились и наземные средства ПВО: у зенитных установок либо не было боевых расчетов, либо снарядов. И потому несколько десятков самолетов, которые японцы потеряли при массированных атаках на Пёрл-Харбор, были заслугой моряков с расстреливаемых в упор военных кораблей.

Для сравнения: даже на следующий день после нападения фашистской Германии, когда дивизии Вермахта успешно развивали свое наступление на небывало протяженном фронте от Белого до Черного морей, а тысячи самолетов Люфтваффе безжалостно бомбили города и веси Советского Союза за многие сотни километров от государственной границы, даже тогда Сталин не верил в то, что началась война, и потому не отменял предыдущего приказа: «Не поддаваться на провокации!».

Это выглядит очень странным, но во многом ситуация была похожа на начало нападения Германии на Советский Союз: Сталин знал не только о готовящемся нападении, но даже знал и точную его дату, и количество дивизий Вермахта, которые на рассвете 22 июня перейдут государственную границу. Однако никаких реальных мер не предпринял. И именно по этой причине начало войны не только застало страну и ее вооруженные силы врасплох, но и привело к катастрофическим территориальным, людским, промышленным, военным и прочим потерям стратегического значения.

Ирония судьбы, но именно 7 декабря 1941 г. − в день бесславного поражения американского флота в Пёрл-Харбор − Красная Армия перешла в контрнаступление, которое закончилось разгромом немецко-фашистских войск под Москвой. И именно с той исторической даты начался счет поражений армий Третьего Рейха, доселе словно играючи захватывающих одну европейскую страну за другой.

Другой пример неслыханной беспечности американцев: на главной военно-морской базе было несколько радиолокационных станций слежения, которые уже тогда позволяли обнаруживать воздушные цели за многие десятки миль. Однако режим их работы ставит в тупик не только военных, но и гражданских: требования, предъявляемые к ним, были много либеральнее, чем, например, к киоскам по продаже прессы или прохладительных напитков. В это невозможно поверить, но станции радиолокационного контроля работали только в наиболее вероятный промежуток времени, в который могли появиться самолеты противника: с 4 до 7 утра. Такой режим определило само командование.

И потому, когда в 7:00 боевой расчет уже закончил своё дежурство и покинул станцию, отметки на радаре случайно заметил один из операторов, задержавшийся на станции по личным причинам. Тем не менее, удивленный огромным количеством целей на экране, он докладывает об этом начальству. Ответ же начальства поражает своей безответственностью: «Расслабься! Сегодня утром на наши аэродромы должны перегнать несколько эскадрилий бомбардировщиков. − Но отметок целей слишком много, сэр! − Остальное − это просто помехи…»

4. ГАВАЙСКИЙ УТРЕННИК

«Расслабон» получился знатным и попал во все энциклопедии мира. В первой волне нападения участвовало 183 японских самолета, из которых 89 было штурмовиков, несущие 800-килограммовые бронебойные бомбы или торпеды, а также 51 пикирующий бомбардировщик, несущие бомбы послабее − по 250 кг. Остальные самолеты были истребителями. Но отбиваться от вражеских истребителей им не пришлось: ни один (!) американский самолет с аэродромов не взлетел, и почти все они были уничтожены на земле, словно учебные мишени.

Это только в голливудских фильмах показывают, как лихо сражались янки с японскими асами и как они их сбивали едва не кулаками. В действительности же, в тот день подтвердилась расхожая мудрость: против лома нет приёма, если нет второго лома. Американские же самолеты, если и годились на роль лома, то только в качестве вторсырья для металлургических заводов.

Во второй волне налёта участвовало 170 самолетов, из них: 54 штурмовика, 80 пикирующих бомбардировщиков и 36 истребителей. И как ни странно, но вторую волну встретило более организованное сопротивление: из 29 японских самолетов, сбитых в то утро, большая часть пришлась именно на второй заход. Потери же японцев в живой силе были незначительны: 55 человек, если в это число включать и экипажи потопленных подводных лодок. Как показал опыт нападения на Пёрл-Харбор, действия летчиков оказались чрезвычайно эффективными, подводники же ощутимого урона нанести не смогли.

Потери американцев выглядят на этом фоне катастрофически: 4 линкора потоплены, 4 сильно повреждены, еще 10 других военных кораблей было потоплены или надолго выведены из строя. Из 394 самолетов 349 было уничтожено, что составляет почти 9/10 от их общего количества. Потери в живой силе составили около 3,5 тыс. человек убитыми и пропавшими без вести, что примерно в шестьдесят раз превышает потери японцев.

И, тем не менее, победа японцев была неполной. По стечению обстоятельств, на базе не оказалось ни одного из четырех авианосцев − а именно они являлись главной целью нападения: три из них вышли в море, а один находился на ремонте в Калифорнии. С одним из них, «Энтерпрайзом», японский флот разминулся всего на несколько часов: уже вечером 7 декабря в гавань Пёрл-Харбор вошел авианосец «Энтерпрайз», возвращавшийся с маневров в открытом море…

Допустило ударное соединение и еще один просчет стратегического характера: японцы не предприняли попытки уничтожить колоссальные топливные запасы на Гавайях, которые были приблизительно равны всем запасам Японии. Ведь 7 декабря они могли это сделать: и от воздушного флота американцев, и от морского оставались «рожки да ножки». Отразить атаки 6 авианосцев и 3 крейсеров было бы некому… Единственное, что могло бы им помешать, был всё тот же авианосец «Энтрепрайз». Но что он мог сделать против шести японских авианосцев? Вопрос, конечно, интересный, но ответ мы уже не узнаем никогда: история не терпит сослагательного наклонения.

Впрочем, командование Императорского флота не ставило перед авианосным ударным соединением иных задач, кроме уничтожения базы Пёрл-Харбор. И без того перед ним была поставлена беспрецедентно сложная задача, которая, тем не менее, была решена, причем − блестяще.

Не уничтожили японцы и узел стратегической связи на атолле Мидуэй, через который проходил океанский кабель связи, связывающий США и Дальний Восток наиболее коротким путем (Попытка в следующем году захватить тот стратегически важный атолл окончится серьезным поражением: Императорский флот потеряет 4 авианосца, 1 крейсер и 253 самолета. − Прим. авт.).

Если 7 декабря к 7 часам утра соотношения флотов оценивалось как 10 к 7,5 в пользу США, то к 10 часам соотношение сил значительно изменилось. Во всяком случае, японцы посчитали свою миссию выполненной, и всё ударное соединение уже 23 декабря 1941 г. стояло на якорной стоянке во внутреннем Японском море. Однако главная цель достигнута не была: ни один американский авианосец не пострадал.

Впоследствии это обстоятельство сыграет роковую роль, а Пёрл-Харбор окажется первой и едва не последней крупной победой Императорского флота над военно-морскими флотами Соединенных Штатов, Великобритании и их союзников. И хотя в 1942 г. авианосные соединения еще не раз одержат убедительные победы в Индийском и Тихом океанах (во многих из них снова отличится вице-адмирала Нагумо. − Прим. авт.), однако таких оглушительных побед, как в Пёрл-Харбор, уже не будет. После же проигранного сражения у атолла Мидуэй, Императорский флот будет вынужден перейти к обороне собственных баз и ранее захваченных территорий.

Что же до Ониси Такидзиро, то в войну с Соединенными Штатами Америки легендарный адмирал вступает даже ранее, чем она началась. Задолго до 7 декабря (дата налета на Пёрл-Харбор совпадает с официальной датой начала войны. − Прим. авт.) он находится на борту одного из авианосцев, входящего в состав ударного соединения ВМФ Японии, и следует секретным курсом к Гавайским островам.

5. ЗАКЛЯТЫЙ ВРАГ АМЕРИКАНСКОГО НАРОДА

Если верить весьма популярной байке времен Великой отечественной войны, то диктор Всесоюзного радио Левитан являлся для Адольфа Гитлера личным врагом. Таковым он якобы стал за то, что, несмотря на катастрофическое положение Красной Армии в начале войны, твердо и невозмутимо читал сводки «Совинформбюро» и тем самым сводил на нет восторженные реляции Геббельса (рейхсминистр пропаганды Третьего Рейха. − Прим. авт.). Скорее всего, это просто досужий вымысел.

Что же касается президента США Франклина Рузвельта, то таких личных врагов у него должно быть как минимум трое: Ямамото Исокору, Нагумо Тюити и Ониси Такидзиро. Именно эти адмиралы нанесли самый болезненный удар не только по престижу американских Военно-морских сил, но и по престижу самих США.

Но после того, как в апреле 1943 г. великий адмирал флота Ямамото попал в коварную засаду, подготовленную с участие высших офицеров командования США и погиб (американской разведке стал известен его маршрут и потому его самолет уничтожило в воздухе специальное истребительное подразделение, по численности втрое превосходившие группу сопровождения адмирала. − Прим. авт.), то адмирал Ониси автоматически поднялся на второе место в том негласном «хит-параде» врагов американского народа. И, соответственно, уступал теперь лишь адмиралу Нагумо − главному «возмутителю спокойствия», под чьим командованием японский флот и сокрушил Пёрл-Харбор.

Однако посчитаться с вице-адмиралом Нагумо не удастся ни авиации, ни флоту, ни военной разведке: в июле 1944 г., не перенеся позора поражения японских войск при защите острова Сайпан, (остров в Марианском архипелаге. − Прим. авт.) адмирал, как истинный самурай, совершит сэппуку. С этого момента Ониси Такидзиро становится врагом американского народа под номером 1. И, видимо, с этого времени он всё чаще вспоминает слова великого адмирала Ямамото: «В мире есть три самых глупых вещи: Великая китайская стена, египетские пирамиды и линкоры типа «Ямато». Американские авианосцы уничтожат их задолго до того, как линкоры смогут хотя бы увидеть вражеский флот». В апреле 1945-го пророчество сбудется: два самых мощных в мире линкора, «Ямато» и «Мусаси», станут жертвой массированных воздушных атак с американских авианосцев.

Впрочем, не соверши Нагумо Тюити сэппуку, то и в этом случае в лидерах ему оставалось быть недолго. Именно тем летом высшее военное руководство убедилось в том, что у Японии уже нет ни сил, ни средств, чтобы противостоять колоссальной мощи антияпонской коалиции. От доблестного флота оставались израненные и обескровленные в сражениях разрозненные соединения, от авиации − жалкие остатки. Не лучше было положение и в армии. Еще хуже было с экономикой: жесточайший дефицит ощущался в топливе, вооружении, продовольствии, боеприпасах… Империя полностью исчерпала свои ресурсы, а невиданно ожесточенная война своими огненными протуберанцами дотягивалась уже до самой метрополии.

К октябрю 1944 г. положение становится угрожающим. И вот в этой, как казалось многим, безнадежной ситуации сомнительная идея адмирала Ониси неожиданно получает поддержку на самом высоком уровне. Для ее реализации находят и боеспособные истребители «Зеро», и пилотов, и опытных инструкторов. В рекордно короткий срок − всего лишь за неделю − адмирал Ониси формирует первые четыре звена «Корпуса специальных ударных атак «Симпу» (другое название корпуса камикадзе. − Прим. авт.)

Первый же налет пилотов-смертников на авианесущее соединение американского ВМФ показал их высокую эффективность: удалось потопить авианосец и крейсер, а также надолго вывести из строя другой авианосец.

С этого момента Ониси Такидзиро, похоже, занял все верхние строчки негласного «хит-парада», сместив с пьедестала не только Нагумо Тюити, но даже самого Ямамото Исокору. То, что на практике реализовал адмирал Ониси, не могло привидеться президенту Рузвельту даже в кошмарном сне. С октября 1944 и по август 1945 года Корпус специальных ударных атак «Симпу» становится проклятием, страхом и ужасом для военно-морских сил союзников, а сам адмирал − исчадием ада.

Продолжение следует




Мое настроение: ЗадумчивоеIdeas.gif


    Все записи (17) | Профиль пользователя |
    Пройдя регистрацию, вы можете оценить данную запись
       
    Оценка записи : 0
    Просмотров записи : 1600
    Тип записи : Разное
    Категория: Размышление
    Аниме дневник | Блог

    Дата написания: 2012-05-24 | 04:36 pm | ©



    Комментарии к записи
    Зарегистрированные пользователи могут оставить комментарии здесь
    kotyara
    avatar

    05-25-2012 | 09:31 am
    Комментарий: [ kotyara | Дневник kotyara | Написать сообщение для kotyara ]


    что значит окаянный и каким боком оно к японцу пристало?




    grobodel
    avatar

    05-25-2012 | 10:52 am
    Комментарий: [ grobodel | Дневник grobodel | Написать сообщение для grobodel ]


    Зададите этот вопрос в заключительной 3 части, если конечно ещё будет иметь смысл его задавать.





    Похожие записи в блоге пользователя grobodel
    Похожие записи в блогах пользователей



    Реклама на сайте | Конфиденциальность | Контакты